Кубасов Юрий Николаевич
27 сентября 2018
4651

ПОГИБЕЛЬ НОВОГО МИРА. ДЕПОПУЛЯЦИЯ.

Либерализм есть единственная причина депопуляции низкой рождаемости коренных европейских народов и коренных народов России.

О Г Л А В Л Е Н И Е:                                                                               

 

«ТАЙНА СИЯ ВЕЛИКА ЕСТЬ».                                                                          

ПРЕДИСЛОВИЕ к ПОГИБЕЛИ НОВОГО МИРА.                                           

 

ЧАСТЬ 1.   Я В Л Е Н И Е   Д Е П О П У Л Я Ц И И                                            

ВСТУПЛЕНИЕ. ЗНАТЬ, ЧТОБЫ ВЫЖИТЬ.                                                      

1. ДЕПОПУЛЯЦИЯ В РОССИИ.                                                                        

2. ДЕПОПУЛЯЦИЯ В ОТДЕЛЬНЫХ СТРАНАХ.                                           

3. ЕВРОПЕЙСКАЯ ДЕПОПУЛЯЦИЯ.                                                              

4. МИГРАЦИЯ В ЭПОХУ ДЕПОПУЛЯЦИИ.                                                     

5. ЕВРОПЕЙСКАЯ ДОРОГА.                                                                             

6. ГЛАВНЕЙШИЙ ВОПРОС СОВРЕМЕННОСТИ.                                         

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. ВЫЗОВ XXI ВЕКА? ВЫХОДА НЕТ!                                  

 

ЧАСТЬ 2.   П Р И Ч И Н Ы   Д Е П О П У Л Я Ц И И

ВСТУПЛЕНИЕ. ЕВРОПЕЙСКАЯ ЗАРАЗА.                                                     

1. БИЧ НИЗКОЙ РОЖДАЕМОСТИ.                                                                  

2. СПЕКУЛЯЦИИ О ДЕПОПУЛЯЦИИ.                                                            

3. ЕВРОПЕЙСКИЙ ОБРАЗ ЖИЗНИ.                                                                 

4. ИДЕОЛОГИЯ ЕВРОПЕЙСКОГО ВЫМИРАНИЯ.                                     

5. И ЭТО НАЗЫВАЕТСЯ ПРОГРЕССОМ.                                                      

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. СМЫСЛ И ЗНАЧЕНИЕ ДЕПОПУЛЯЦИИ.                      

 

ПОСЛЕСЛОВИЕ к ПОГИБЕЛИ НОВОГО МИРА.

К смене общественной парадигмы.                                                                     

 

 

«ТАЙНА СИЯ ВЕЛИКА ЕСТЬ».

 

Много лет назад, будучи в весьма юном возрасте, я очень увлекся изучением географии и истории стран мира. В частности, меня тогда сильно привлекала история Франции, восхищала её культура, язык, достижения.

С помощью «Атласа мира» я аккуратно отслеживал экономические и демографические изменения в разных странах, записывая на его страницах данные,  которые черпал из книг, журналов, газет. И вот тогда я обратил внимание на чрезвычайно расстроивший меня факт – в то время, как развивающиеся страны каждый год существенно увеличивали численность своего населения, развитые страны, и моя любимая Франция в их числе, топтались на месте. Факт очень медленного роста населения Франции по сравнению с развивающимися странами огорчал меня потому, что я скорее чувствовал, чем понимал, что благо государства несовместимо с не растущим по численности населением, тем более, если эта численность сокращается.

Казался странным противоречием тот факт, что постоянный рост ВВП на душу населения в развитых странах сопровождается понижающимися показателями воспроизводства населения. Вроде бы, «по идее», должно было бы быть совсем наоборот: ведь с ростом доходов людям легче растить и воспитывать детей, и лучшая материальная обеспеченность европейцев как раз должна была бы способствовать росту населения. В действительности же наблюдалось обратное – население развитых стран не росло и даже сокращалось. Не в силах разрешить тогда эту задачу, пришлось просто принять её как данность. Но эта проблема глубоко засела в сознании, поражая своей противоречивостью – почему с ростом благосостояния в развитых странах происходит падение рождаемости.

И вот в 70-е годы в СССР стали всё громче раздаваться голоса, говорившие о сокращении рождаемости уже в нашей стране, поднимающие проблему предстоящего в связи с этим сокращения численности населения нашей страны. Так проблема депопуляции коренного населения в СССР становилась фактором жизни и советского народа. И этот факт огорчал и опять ставил в тупик. Безусловно, жизнь советского народа постепенно менялась к лучшему, но не настолько, чтобы по уровню жизни мы конкурировали с развитыми капиталистическими странами. Но почему же депопуляция поразила и нас?

Дальнейшие наблюдения за развитием мира только подтверждали «железную закономерность» – рост благосостояния приводит к падению рождаемости. И, к сожалению, современная наука, констатируя факт падения рождаемости на фоне становления постиндустриального общества с высоким уровнем жизни населения, никак не объясняет это явление, и абсолютно ничего не может предложить для исправления ситуации и прекращения депопуляции населения развитых стран.

Такое тотальное бессилие мировой науки в вопросе противодействия падению рождаемости порождало уныние и обречённость. Но, несмотря ни на что, всё-таки хотелось верить, что должно существовать какое-то рациональное объяснение проблемы депопуляции, уничтожающей население развитых стран мира. Ведь не материальное же благополучие снижает рождаемость, в самом деле!

И решение проблемы депопуляции пришло вдруг, внезапно. Однажды это решение всплыло в сознании и поразило своей простотой. Оставалось только пожалеть о том, что это решение пришло не совсем по адресу – понадобились долгих три года, чтобы кое-как, весьма кратко и коряво (с точки зрения автора) изложить решение проблемы депопуляции на бумаге.

Я благодарен судьбе за то, что мне посчастливилось нащупать путь, идя по которому возможно преодоление депопуляции, и надеюсь, что, несмотря на слабые литературные способности, мне всё же удалось изложить решение вопроса в достаточно понятном виде. И я надеюсь также, что читатель не будет излишне сурово судить о стиле моего изложения, понимая, что не это было главной задачей предлагаемой его вниманию работы.

 

 

ПРЕДИСЛОВИЕ к ПОГИБЕЛИ НОВОГО МИРА.

 

Время, начатое эпохой Возрождения, подходит к концу. Заканчивается самый блестящий период истории человечества. Всё, что было задумано эпохой Возрождения, пришло к своему логическому завершению. Все идеи Возрождения полностью развились и исчерпались, и привели мир к неразрешимым противоречиям.

Текущий финансово-экономический кризис, окончания которого с нетерпением ждут миллиарды людей, увы, уже никогда не закончится в рамках современной духовно-нравственной парадигмы, ведущей своё начало от эпохи Возрождения. Чтобы покончить с кризисом, необходимы изменения в ментальности миллиардов людей потому, что все они своим образом жизни творят этот кризис.

Но, к сожалению, современный финансово-экономический кризис – это далеко не единственный кризис Нового мира. Вместе с ним идут своим чередом кризис политический, кризис экологический и, наконец, демографический кризис европейского мира.

Эти четыре кризиса, составляющие вместе мировой системный кризис, идущие одновременно, дополняя и усиливая друг друга, ясно говорят о том, что мы переживаем сейчас приближение погибели европейской цивилизации Нового времени. 

 

После многих десятилетий коммунистической диктатуры, государство российское вернулось на путь капиталистического развития – народ российский присоединился к «прогрессивному человечеству».

Однако, сейчас, в начале XXI века Россия снова оказывается на распутье – западный «свободный мир», как оказалось, идёт вовсе не по «дороге, ведущей в храм». И Россия снова, как уже было не раз в её истории, опять стоит перед новым судьбоносным выбором.

Перед нами только две дороги, но вариантов выбора, к сожалению, нет, ибо первый путь ведёт прямиком на кладбище. Россия автоматически оказывается там вместе со всей капиталистической цивилизацией, к которой она рада была присоединиться пару десятилетий назад.

Второй путь – дорога в неизвестность. Никто не гарантирует, что он приведет Россию к воротам храма – на этом пути нас ожидают неизвестные трудности. Единственно, чем этот второй выбор лучше первого – он даёт шанс на спасение, тогда как в первом случае Россия гарантированно гибнет. 

 

Эта книга называется «Погибель Нового мира» потому, что европейская либеральная цивилизация (и Россия как её часть) обречена на самораспад и самоуничтожение в текущем столетии в любом случае, при любом либеральном правлении. Обречён на погибель весь европейский, цивилизованный, прогрессивный, свободный капиталистический мир потому, что мировой системный кризис неразрешим в рамках либеральной парадигмы Нового времени. Все меры по прекращению депопуляции населения развитых стран, например, ничего не дали, не дадут и не могут дать в принципе, ибо они не выходят за рамки идеологических основ либеральной цивилизации.

Одно умиляет, но не радует – Россия обречена погибнуть в такой «прекрасной» компании.

 

В этой книге описывается путь развития европейской цивилизации – тот, который неминуемо приведёт её в могилу. Здесь говориться о том, как европейский либеральный мир, а вместе с ним и Россия, попал в ловушку, созданную им самим. Суть этой книги – констатация факта действительного конца истории Нового мира

В данной книге мы будем говорить о причинах упадка и грядущей гибели западной цивилизации, уповая на то, что полученные знания смогут, возможно, помочь избежать Погибели. Если, конечно, эти знания захотят принять и понять.

 

Екатеринбург. 2010.

 

 

ЧАСТЬ 1.   Я В Л Е Н И Е   Д Е П О П У Л Я Ц И И .

 

 

ВСТУПЛЕНИЕ. ЗНАТЬ, ЧТОБЫ ВЫЖИТЬ.

 

«Никто  из  них  еще  не  знал,  что  вынужденная  остановка  у  моста, разрезавшая их колонну надвое, в сущности,  уже  разделила  их  всех,  или почти всех, на живых и мертвых.

…Он не знал этого и спокойно ехал вперед, навстречу гибели». 

Константин Симонов «Живые и мёртвые».

 

Подобно старому морскому волку, по лёгкому облачку на горизонте угадывающему начало бури, пытливый исследователь общества по едва заметным социальным явлениям должен уметь выявлять общественные проблемы настоящего и будущего. Настоящий учёный-обществовед в ворохе социальных событий должен увидеть главное, что порой бывает скрыто за мельтешением множества мелких проблем. Важным для судеб мира часто бывает совсем не то, что представляется важным в данный момент, но что постепенно захватывает всех и вершит историю. И не дай Бог ошибиться в выборе, ибо цена решения – это всегда жизнь людей.

Обычному человеку круговерть общественных явлений представляется столь же запутанной и непонятной картиной, какой для подавляющего большинства жителей планеты представляется фотография столкновений элементарных частиц в камере Вильсона. И только физик, основываясь на теории элементарных частиц, может по тонким следам на фотопластинке составить всю историю события-столкновения, понять произошедшее и открыть новое. Так и философ-футуролог, основываясь на нормах своей идеологии, должен по событиям настоящего и прошлого уметь составить логичную картину будущего.

 

Давно сказано, что когда Господь хочет покарать людей, он отнимает у них разум. И тогда люди не могут решить, что для них важно, а что нет, и тогда они не могут за мельканием событий увидеть главное – от  чего зависит их жизнь и судьба. Водоворот повседневности захватывает их без остатка, и они теряют способность увидеть среди многих насущных проблем главную. И в результате люди сталкиваются с большими трудностями и даже гибнут. Отними у человека разум, и он превращается в беззащитное животное, не понимающее, откуда ему грозит главная опасность.

История сохранила для нас множество примеров того, как люди просто не видели угрожающей им смертельной опасности, даже когда смотрели на неё. Смотреть и не видеть – как часто это случается с людьми! Из столетия в столетие переходят истории про людей, в поте лица решавших свои важные проблемы накануне грандиозных трагических событий, о которых они даже не подозревали, несмотря на то, что эти события разворачивались у них на глазах. И вместо того, чтобы отложить всё, казалось бы, значимое в данный момент, и заняться непосредственно своим спасением, люди продолжали свои обычные повседневные дела. Люди растили детей, сеяли хлеб, лепили горшки, ссорились с близкими, обманывали друг друга, надеялись на лучшее будущее… А в это время «враг уже стоял у ворот».

 

Такое происходило в России 1917 года – яростное обсуждение разных вопросов, казавшихся первостепенными, но фактически не определявшими судьбу молодой российской демократии. Ни средства массовой информации той поры, ни тогдашние политические деятели не сумели разглядеть главнейший вопрос современности, не сумели обратить общественное внимание к решению животрепещущего вопроса выживания России.

Достаточно вспомнить разукрашенную петербургскую публику, с любопытством взиравшую на вооружённых людей накануне октябрьского переворота. Кто из безмятежно гулявших тогда по городу господ мог предположить за день, за час до «штурма Зимнего дворца», что лишь немногие счастливцы из них умрут в своих постелях от естественной старости? А знай они, какое будущее им уготовано, встали бы они все, как один, в ряды защитников «свободы и демократии»?

И Россия провалилась в пучину многолетнего коммунистического эксперимента потому, что тогдашнее общество и государство не смогли серьёзно подойти к насущным вопросам – к вопросам собственной жизни и смерти. И если человек не может постоянно думать об угрозах, о вопросах выживания и смерти, не боясь сойти с ума, то государство, политические силы обязаны этими вопросами заниматься – для этого они и существуют. И вина тех политиков, что стояли тогда у руля государства, деятелей культуры, что владели умами масс, и не смогли найти способы удержать Россию в рамках демократического развития, очевидна. И всё потому, что им не хватило проницательности увидеть главную проблему, которая стояла перед Россией в то время. И воли, чтобы выбрать правильное, жёсткое и даже, если понадобится, жестокое средство для решения вопроса выживания страны. Не хватало ума и воли.

 

Людскую неразумную слепоту и беспомощность можно объяснить лишь людскими пороками: ленью, трусостью, алчностью, эгоизмом, самомнением… Если граждане действительно хотят счастья себе и своей стране, тогда они должны отбросить прочь эти пороки, довлеющие над людьми, и постараться правильно понять происходящее вокруг, и верно определить главную угрозу для своего существования. И если мы сможем это сделать, тогда сможем и найти решение, каким бы трудным оно ни было, от которого напрямую будет зависеть наше спасение. Нужно постоянно отслеживать и анализировать текущие проблемы, чтобы точно знать, в чём он сейчас, главнейший вопрос современности. Чтобы быть всегда готовыми преодолеть любую опасность.

 

 

1. ДЕПОПУЛЯЦИЯ В РОССИИ.

        

В 90-е годы ХХ века в России сложилась трагическая и уникальная ситуация: кривая рождаемости резко пошла вниз, а кривая смертности населения поползла вверх. Эти две кривые на графике пересеклись, образовав перекрестие, которое получило название «Русский крест».

Трагизм ситуации тогда заключался в том, что Россия стала вымирать катастрофически быстрыми темпами. А уникальность ситуации состояла в том, что если по уровню рождений Россия сравнялась с развитыми странами мира, то по уровню продолжительности жизни населения она опустилась до уровня экономически самых отсталых стран.

В текущем веке ситуация с продолжительностью жизни в России стала постепенно меняться к лучшему, что связано с успешным экономическим развитием страны. В перспективе, продолжительность жизни будет возрастать по мере экономического развития – это обычный путь всех развитых стран.

Что же касается рождаемости, то по этому показателю Россия давно и прочно занимает место среди группы экономически развитых стран мира, и вряд ли уже покинет его.

 

Вот что говорят о депопуляции в России данные Росстата:

Население России в 1993 году составляло 148,6 миллиона человек. На 1 января 2007 года население составляло уже 142,2 миллиона человек. А к 1 января 2009 года население России сократилось до 141,9 миллиона человек.

 

Число умерших (тысяч человек):

2007 год –  2 120     2008 год –  2 100     2009 год –  2 038

 

Число родившихся (тысяч человек):

2007 год –  1 610     2008 год –  1 714     2009 год –  1 764

 

С 1992 по 2006 год в России зафиксировано 20 689,5 тысяч родившихся, в то время как число умерших составило 32 480,1 тысяч человек, то есть смертность в нашей стране в отмеченные годы превышала рождаемость в 1,57 раза и естественная убыль населения России составила 11 790,6 тысяч человек.

Таким образом, с учетом «компенсирующей миграции», за последние 15 лет Россия безвозвратно потеряла 4,25 % своего первоначального населения. Чистая же убыль российского населения, без учета миграционных вливаний, за этот же период составила 7,9%.

 

Несмотря на значительное по своим масштабам сокращение численности населения, стоит отметить, что разрушительная демографическая инерция только набирает силу. В данный момент (на начало XXI века) темпы депопуляции в определенной степени сдерживаются благоприятной половозрастной структурой, образовавшейся в результате относительно высокой рождаемости восьмидесятых годов. Последнее обстоятельство способствовало появлению многочисленных брачных контингентов, чем и объясняется небольшой прирост рождаемости в последние годы, который объявляется некоторыми политиками успехом демографической политики правительства. Однако, это не так. В настоящее время запас демографической прочности на исходе: его влияние продлится не далее 2009 – 2012 годов, после чего численность населения будет убывать возрастающими темпами.

Начиная с 2010 года ежегодный размер естественной убыли может превысить один миллион человек, а к 2025 году эта цифра имеет все шансы вырасти почти в два раза.

 

Как считают многие иностранные и отечественные аналитики, в России сейчас зреет «Демографическая бомба». Процесс убыли населения с каждым годом набирает все большую скорость, что выводит Россию в «лидеры» среди государств с убывающим населением.

К 2025 году страны бывшего СССР столкнутся с серьезными демографическими проблемами: их население сократится и постареет. Всемирный Банк опубликовал доклад на эту тему, он называется «От Красного к Седому», где указывает, что депопуляция серьезно угрожает местным экономикам и самому будущему государств бывшего СССР. К 2025 году эти страны потеряют огромное количество населения (сравнивалась ситуация 2000 и 2025 годов): Россия – 17,3 миллионов (12% населения), Украина – 11,8 миллионов (минус 24%), Беларусь – 1,4 миллионов (минус  14%).

Сократившееся население также значительно постареет - в 2025 году примерно каждый пятый житель этого региона будет старше 65-ти лет.

По прогнозам Российской Академии наук уже к 2016 году пожилые люди старше 60 лет будут составлять уже 20 % от общего числа россиян, а дети до 15 лет – всего 17 %.

 

Трудности, связанные со старением и сокращением населения России будут постепенно нарастать.

- Сегодня очевидно, что пенсионная реформа зашла в тупик, - считает Игорь Юргенс. Но кардинальная проблема не в этом …главное – демографическая ситуация в стране. Если бы у нас сегодня была такая же демография, как, скажем, в Советском Союзе, где 10 работающих кормили двух пенсионеров, то мы выдержали бы даже нынешнюю пенсионную реформу. Но сейчас демографическая ситуация совершенно иная – 10  работающих уже кормят 6 пенсионеров, а к 2020 году может сложиться, что на одного работающего будет приходиться один пенсионер. Тогда никакие тарифы, никакой единый социальный налог, даже очень повышенный, не смогут создать средств, достаточных для бездефицитного пенсионного фонда. Нужно откровенно сказать населению правду: сами создавайте свои пенсии, уважаемые граждане, вот вам инструменты для этого на частных рынках, вы, конечно, рискуете, но в этом случае у вас есть шанс. Оставаться в государственной пенсионной системе с учетом перспектив ближайшего 20-летия вообще бессмысленно.

- То есть дефицит будет только нарастать?

- Да, дефицит будет расти. Все политические крики о том, что давайте расходовать Стабилизационный фонд, – это крики сумасшедших. Скоро весь Стабилизационный фонд перейдет на покрытие дефицита Пенсионного фонда России.

 

Российские экономисты ожидают стремительного сокращения доли работающих граждан, что станет суровым испытанием для пенсионной системы. «В перспективе до 2050 года нынешняя пенсионная система не обеспечивает социально-приемлемый уровень трудовых пенсий. Особенно тяжелым будет состояние пенсионной системы в период 2018-2041 годов, когда ожидаемая величина отношения средней пенсии к зарплате (коэффициент замещения) будет оставаться ниже 20%», – считает руководитель «Экономической экспертной группы» Евсей Гурвич. На сегодня, по его данным, численность пенсионеров почти на 10 миллионов человек ниже, чем численность наемных работников – а именно эти наемные работники и поддерживают своими отчислениями пенсионную систему… Однако к 2020 году численность наемных работников и пенсионеров практически сравняется, эти категории населения составят по 40,5 миллионов человек. А к 2050 году численность пенсионеров превысит число наемных работников почти на 5 миллионов человек – 32,3 и 27,7 миллиона человек соответственно. Сохранять даже самый спартанский рацион для пенсионеров в таких условиях будет очень трудно, если вообще возможно. Чтобы избежать провала пенсионной системы, Гурвич предлагает увеличить пенсионный возраст в России для мужчин и женщин до 62 лет. И это, вероятно, только начало.

 

Старение населения в самое ближайшее время отрицательно скажется на развитии всей экономики страны. Современная экономика развитых стран базируется не на полезных ископаемых, а на людях. Если Россия будет терять свой человеческий капитал, то она не сможет обеспечивать свой экономический рост – России грозит долговременный экономический спад.

Пока экономика получает остатки «демографических дивидендов» от эпохи 1980-х и бэби-бума начала XXI века. Но и эти ресурсы, как показывает статистика и исследования демографов, почти исчерпаны. А значит, завтра будет просто некому работать. Согласно исследованиям ИСЭПН РАН, если сегодня в РФ 92 миллионов трудоспособных граждан, то в ближайшие семь лет страна лишится 7 - 8 миллионов работников, а к 2025 году, если сохранится тенденция сползания в демографический кризис, по разным данным, экономика недосчитается 9 - 18 миллионов рабочих рук

Численность экономически активного населения в РФ сокращается ежегодно на один миллион человек. Такие данные привел глава Росстата Владимир Соколин. Складывается опасная тенденция для России, так как история не знает примеров экономического роста при сокращении численности экономически активного населения, цитирует Соколина ПРАЙМ-ТАСС. Глава службы статистики констатировал, что, как только начнется выход из кризиса, Россия столкнется с дефицитом рабочей силы.

Ещё президентом Путиным была поставлена задача: удвоение ВВП за десять лет. Но чтобы обеспечить удвоение ВВП, нужно ежегодное увеличение ВВП на 7,2%, а для этого нужен рост производительности труда и рост занятости. Однако, население страны сокращается, а не растёт, а рост производительности труда не может идти долго такими высокими темпами – эти факты ставят под сомнение любые прогнозы успешного экономического развития России.

По расчётам Евгения Юрьева, при дальнейшем нарастании негативных тенденций в рождаемости и смертности, численность экономически активного населения к 2010 году сократится по сравнению с 2005 годом на 3,6 миллионов человек, а к 2015 году – еще на 7 миллионов (за 10 лет на 10,6 миллионов человек). Второе пятилетие будет обвальным с точки зрения формирования трудового потенциала страны. При такой динамике численности экономически активного населения удвоение за десятилетие ВВП представляется весьма проблематичным. Тем более в условиях текущего экономического кризиса (2008 год).

«… трудонедостаточность России уже в ближайшие 8-10 лет станет решающим ограничением её планов вернуться в сообщество экономически развитых стран. Частичный выход – в увеличении масштабов внешней трудовой миграции. Но вопрос в том, может ли привлечение, как правило, неквалифицированной рабочей силы способствовать технологическому прорыву российской экономики?»

И далее Евгений Юрьев описывает другие важные для России следствия депопуляции.

«Сохранение территориальной целостности России будет зависеть, в первую очередь, от её оборонного потенциала, который должен обеспечить адекватное реагирование на все военные угрозы как локального, так и глобального характера. К концу первого десятилетия XXI века комплектование вооруженных сил станет одной из труднейших задач. После 2006 года начнется резкое сокращение численности 18-летних молодых людей – потенциальных призывников на воинскую службу. За предстоящие 10 лет их численность сократится вдвое: с 1,3 миллиона до 644 тысяч человек.  Депопуляция обезлюживает геополитически важные территории, что может привести к их потере или к увеличению хищнического, браконьерского использования находящихся там ресурсов, к подрыву оборонной мощи государства и безопасности её граждан, к еще большей незащищенности границ, к увеличению проникновения в страну наркотиков, оружия, контрабанды, нелегалов, террористов и др. Все это ведёт, в конечном счёте, к потере государством своего статуса и к деградации населения».

Сказанное подтверждают и «доброжелатели» из ЦРУ: «Россия имеет худшие среди всех индустриально развитых государств показатели здоровья населения. Плохое здоровье российских детей и молодых людей в совокупности с падением рождаемости угрожает способности российских вооруженных сил привлекать новобранцев».

 

Россия, при нынешних темпах вымирания ее жителей, будет неуклонно деградировать до положения третьестепенной державы, чьи природные богатства вызывают зависть более многочисленных, но обделенных природными дарами соседей. Мысль о том, что Россия не имеет права владеть такими огромными территориями, которыми располагает, не раз уже была озвучена высшими официальными лицами некоторых развитых стран.

Со временем низкие темпы экономического развития в России, вызванные депопуляцией и старением населения, станут провоцировать социальную и политическую напряженность в стране, рост сепаратизма. И параллельно с этим можно прогнозировать рост преступности и терроризма.

И можно согласиться с мнением Владимира Якунина, что тенденция к сокращению численности населения может в перспективе актуализировать вопрос о её территориальной целостности и государственном суверенитете.

 

Нельзя сказать, что государство российское ничего не предпринимает для преодоления депопуляции. 2008 год был объявлен в России «Годом семьи». И президент Путин, и президент Медведев, и правительство страны  серьёзно настроены на преодоление негативных тенденций в демографии.

Среди мер по повышению рождаемости и увеличение социальной поддержки материнства (гарантированный оплаченный отпуск по беременности, материнский капитал, ипотечное кредитование, материальная компенсация за многодетность и т.д.), и программы охраны младенчества (детские сады, бесплатное питание и принадлежности и т.д.), и  информационная политика по утверждению семейных ценностей, материнства и многодетности.

Безусловно, свою лепту в преодоление депопуляции внесут и уже реализуемые национальные проекты.

Но мы не будем сейчас продолжать рассматривать правительственные программы преодоления депопуляции в России. Отметим лишь два важнейших момента.

 

ПЕРВОЕ. Все меры, которые хотят применить и уже применяют сейчас для преодоления депопуляции в России, не отличаются оригинальностью – в той или иной степени всё это уже использовалось ранее и в России, и в других странах мира.

 

ВТОРОЕ, И САМОЕ ГЛАВНОЕ. Все меры, которые хотят применить и уже применяют сейчас для преодоления депопуляции в России, БЕСПОЛЕЗНЫ – ибо ЭТИ МЕРЫ ОКАЗАЛИСЬ БЕСПОЛЕЗНЫМИ ВЕЗДЕ В МИРЕ.

 

«После 2008 года никаких существенных изменений в рождаемости не произойдет – заявляет Евгений Гонтмахер. Соответственно и баланс прироста и убыли населения в лучшую сторону не сдвинется, даже если в спешном порядке начать привлекать мигрантов». По его мнению, короткий всплеск рождаемости может произойти в связи с инициативой правительства единовременно выплачивать женщинам «материнский капитал» за рождение второго ребенка, но уже через несколько лет население «привыкнет» к нововведению и существенного влияния на решение семьи иметь второго ребенка, или ограничиться первенцем, оно уже оказывать не будет.

Депопуляция вызвана, вероятнее всего, не временными факторами, а фундаментальными долгосрочными процессами, поэтому надежды на автоматический выход из нее по мере улучшения социально-экономической ситуации беспочвенны. Еще на рубеже 1970-х годов в стране сложились такие параметры воспроизводства населения, при которых поколения детей оказывались меньше поколения родителей. К настоящему времени родительские поколения замещаются детьми лишь на 60%.

Ни один из отечественных и зарубежных прогнозов, сделанных научно-исследовательскими коллективами или официальными структурами, заявляет Евгений Юрьев, не предусматривает возможности выхода России из депопуляции в сложившихся демографических условиях.

В случае если темпы естественной убыли населения России в ближайшее время не снизятся, к концу XXI века население может сократиться до 60-65 миллионов человек, считает доктор экономических наук, президент Клуба экспертов «Демографическая перспектива» Леонид Рыбаковский.

 

По имеющимся разнообразным оценкам, к 2050 году население России составит от 83 до 115 миллионов человек. Прогноз ООН для России на 2050 год – 115 миллионов человек. Прогноз Института социально-политических исследований Российской Академии Наук – 83 миллиона человек.

 

В среднесрочной программе социально-экономического развития, подготовленной Министерством экономического развития РФ, указывается, что при сохранении нынешних темпов миграции к 2025 году численность россиян сократится примерно до 120 миллионов, а к 2050 году – до 100 миллионов человек. И если количество русских в России сейчас уже менее 80%, то в условиях низкой рождаемости и высокой смертности именно русского населения, количество русских в населении России может упасть к 2050 году и до 50 – 60 процентов.

Отвечая недавно на вопросы журналистов, Сергей Миронов сообщил, что если ничего не предпринимать для исправления демографической ситуации, уже к 2080 году в России останется лишь 42 миллиона жителей. Интересно, к какой национальности они себя будут тогда причислять?

 

ИДЕТ ВОЙНА!

 

«Мы имеем дело… с тотальной, жестокой и полномасштабной войной, которая вновь и вновь уносит жизни наших соотечественников».

Президент России  В. В. Путин, 4 сентября 2004 года

 

Войны бывают разные: экономические, политические, гражданские... Война, которая идёт сейчас в России, уносит ежегодно многие сотни тысяч человек. Эти невосполнимые потери сравнимы с потерями России в годы самых страшных войн в её истории! Пока мы читаем эти строки, война продолжает нещадно косить коренное население страны. Миллионы не родившихся россиян – вот цена войны! Мы уже испытываем на себе первые результаты этого российского убывания: в строительстве, на транспорте, в торговле, в сельском хозяйстве. И с каждым годом эти изменения всё заметнее – всё меньше русских встречаем мы на улицах российских городов.

Война, в результате которой сокращается коренное население России, происходит не на полях сражений, война идёт сейчас в головах людей, в мышлении человека. Идёт непримиримая идеологическая борьба добра со злом в сознании россиян, если считать добром жизнь, а злом смерть. И результатом этой борьбы сейчас является поражение добра. Это поражение добра выражается в низкой рождаемости коренных россиян, в неумолимом сокращении численности коренного населения страны, в депопуляции коренного российского населения.

 

Итак, Россия стоит на пороге вымирания коренного населения, грозящего самыми катастрофическими последствиями для нас и наших детей. Однако, российская депопуляция – это лишь эпизод в процессе трагического вымирания всего коренного европейского населения. Поэтому понять проблему депопуляции в России невозможно без обращения к более, чем столетнему опыту Европы.

Европейский опыт ценен для России, прежде всего тем, что он ясно показывает непреодолимость депопуляции и неэффективность всех способов современной борьбы с ней.

Опыт Европы ценен тем, что показывает, как не надо тратить средства для борьбы с депопуляцией.

Наконец, опыт Европы может дать нам ответ на вопрос, в чём же причина европейской и российской депопуляции коренного населения и почему она не может быть преодолена в рамках современных подходов.

 

 

2. ДЕПОПУЛЯЦИЯ В ЕВРОПЕЙСКИХ СТРАНАХ.

 

Все страны европейской цивилизации страдают от депопуляции. Процесс сокращения численности коренного населения каждой страны уникален, но есть общее для всех стран. Как правило, все страны пытаются преодолеть депопуляцию с помощью одних и тех же мер. Приводимые ниже примеры борьбы с вымиранием населения показывают серьёзность проблемы депопуляции и невозможность её преодоления традиционными мерами.

 

ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА ВО ФРАНЦИИ.

 

Франция, пожалуй, первая развитая страна мира, столкнувшаяся с проблемой депопуляции. Число рожденных детей в среднем на одну женщину снизилось в этой стране с 5,0 в середине XVIII века до 2,5 в начале XX века.

Французские правительства, обеспокоенные этим явлением, попытались воспрепятствовать сокращению рождаемости. В первые десятилетия ХХ века мощная пронаталистская пропаганда, направленная на защиту традиционных семейных ценностей, активизировавшаяся в результате снижения рождаемости и опасений о «судьбе народа, который приближается к своему упадку», привела к провозглашению государственной демографической политики преодоления депопуляции.

В это время Адольф Ландри одним из первых осмысливает явление депопуляции и активно работает в составе французского правительства над её преодолением. Уже тогда он определяет факторы цивилизации, отрицательно воздействующие на рождаемость – упадок нравов, бесплодие высших общественных классов, утрата доверия к идеям. Книги и статьи Ландри призывали к активной пронаталистской политике. Он считал, что снижение рождаемости не ограничится только Францией, но распространится во всем мире и может привести к регрессу и даже гибели цивилизации. Так как он видел главные причины снижения рождаемости в изменениях психологии, то в этой области, по его мнению, и надо было начинать «бой с депопуляцией»: воскрешать патриотизм, уважение к многодетным семьям, материально поощрять брачность и рождаемость. Ландри не отрицал значимость экономических факторов, но считал, что их действие проявляется не впрямую, а косвенно, в сложных, неявных формах. Он писал даже о кризисе капитализма, но считал его результатом плохого управления экономикой и плохой международной политики. В книге, изданной в 1934 г., Ландри впервые употребил термин «демографическая революция», причём он считал, что современная демографическая революция подобна той, которая происходила когда-то в Римской империи.

В это же время публикует свои работы и Леон Рабинович, также являющийся одним из первых мыслителей, кто сделал серьёзный вклад в понимание проблемы депопуляции.  Капиталистическое общество, при своем зарождении, писал Рабинович, характеризовалось высокой и растущей рождаемостью; напротив, современный капитализм находится в стадии своего кризиса, который сопровождается и соответствующим падением рождаемости. Если этот процесс будет продолжать углубляться, а ничто не свидетельствует о противоположном, то снижение рождаемости в конце концов отразится на естественном приросте населения. Рост населения в будущем может прекратиться, и может даже наступить стадия демографического регресса.

Современный период есть, как считал Рабинович, «одновременно фаза экономического и демографического перехода (transition)». «К большому числу экономических, социальных и интеллектуальных проблем нашего времени, которые наша эпоха оставляет в наследство будущим столетиям, нужно добавить еще одну, причём одну из самых серьезных и таинственнейших: проблему населения».

 

После Первой мировой войны в 1920 году во Франции на волне борьбы с депопуляцией начал действовать закон, который ограничивал доступ к контрацепции и ужесточал наказание за аборт. Но, как это обычно бывает, репрессивные меры ничего не дали и коэффициент суммарной рождаемости во Франции снизился с 2,7 до 2,1 рождения.

После Второй мировой войны меры пронаталистской политики государства смогли немного поднять уровень рождаемости. Однако француженки, подвергаясь усиленной феминистской обработке, всё больше осознавали своё несогласие мириться с «биологической судьбой» и после Второй мировой войны начали открыто бороться за право иметь ребенка «если я хочу и когда я хочу».  В борьбе за доступную контрацепцию объединились разные политические и общественные движения – либералы, феминистки, некоторые представители французской компартии, масоны, социалистические активисты, врачи (которые видели, к чему приводят нелегальные аборты) и многие другие. И активная борьба за права женщин принесла свои плоды. 28 декабря 1967 года был принят закон, легализовавший контрацепцию во Франции, что привело к тому, что коэффициент суммарной рождаемости снизился с 2,49 рождения, в среднем на одну женщину в 1970 году, до 1,81 рождения в 1985 (при норме воспроизведения населения в 2,1 рождения в среднем на одну женщину).

В современной Франции существует целый ряд способов помочь семьям, среди которых 15 различных пособий, большая часть которых не зависит от дохода семьи. Вроде, всё предусмотрено для прекращения депопуляции, вот только рождаемость коренного населения во Франции всё никак не хочет повышаться, к сожалению.

 В настоящее время демографическая ситуация во Франции выглядит несколько лучше, чем в других европейских странах. Франция занимает в этом отношении 3-е место среди стран Европейского Союза, после Ирландии и Люксембурга. Однако, достигаются такие показатели в основном за счёт активности некоренных французов: коэффициент рождаемости 1,7 – это суммарная рождаемость мигрантов и коренных жителей. Если же рассматривать только коренных французов, то у них рождаемость существенно ниже. Если учитывать это, то Франция окажется в одном ряду с Германией, Италией и Испанией, где естественный прирост нулевой или вообще отрицательный.

Ожидается, что картина резко изменится в худшую сторону, когда репродуктивного возраста достигнут не столь многочисленные поколения последних 20 лет: число новорожденных, сегодня составляющее порядка 740 тысяч в год, может сократиться на 200 тысяч, если рождаемость останется на нынешнем уровне – 1,7 ребенка в среднем на каждую женщину. В то же время смертность не снизится и даже может повыситься по причине старения населения. Ведь продолжительность жизни растет: средняя для мужчин – 74 года, для женщин – 82 года. А в сочетании с низкой фертильностью (низкой рождаемостью) это неизбежно приведет к старению населения.

Принимая во внимание все перечисленные факторы, можно говорить о том, что население Франции через четверть столетия сильно сократится. И это несмотря на то, что во Францию ежегодно прибывают сотни тысяч мигрантов! То есть количество коренных французов в населении Франции неумолимо сокращается и скоро станет меньшинством в собственной стране.

«Планируемое родительство» давно стало нормой у жителей Франции. Сегодняшние пары не хотят начинать семейную жизнь и рожать детей, пока не будут достигнуты определенные условия комфортной жизни, что называется «повышение ответственности, запланированности родительства».  А то, что при этом сокращается численность коренных французов, считается меньшим горем. Придётся подождать ещё лет 30, чтобы французы смогли убедиться в обратном.

 

САМОУНИЧТОЖЕНИЕ ГЕРМАНИИ.

 

Германское общество «проснулось в ужасе» от угрозы демографической катастрофы. Такое заявление сделал по телемосту «Россия – Германия» из Берлина один из немецких участников, главный редактор радио «Немецкая волна» Миодраг Шорич.

С 70-х годов прошлого столетия смертность в Германии превышает рождаемость. И хотя сокращение естественного прироста населения характерно для всех стран Евросоюза, ФРГ выделяется на общем фоне особенно ранним и острым проявлением этой тенденции. К 2020 году половина населения Германии будет старше 50 лет. Ожидается, что в 2035 году Федеративная республика выйдет на первое место среди стран с самым старым населением.

Германия расплачивается за промахи в демографической политике, и ей давно пора принять меры для поддержки семьи, заявил эксперт Берлинского института демографии и развития Райнер Клингхольц в интервью радиостанции «Немецкая волна». Но какими бы действенными они ни были, вряд ли удастся повернуть вспять тенденцию к сокращению народонаселения, полагает он.

Ученые не в состоянии определить причины, по которым в Германии столь резко упала рождаемость. «Этого мы не знаем, - признал эксперт. – Мы знаем лишь, что примерно с середины 1970-х годов в Германии рождается примерно 1,4 ребенка на одну женщину, при норме замещения поколений примерно 2,1».

По данным Федерального статистического ведомства, население Германии сократилось в 2006 году на 150 тысяч человек и составляет сейчас немного более 82 млн. Федеральная земля Саксония, например, в настоящее время насчитывает примерно на 15 процентов меньше жителей, чем в 1990 году. К 2050 году прогнозируется дальнейшее сокращение численности населения Саксонии еще на 30 процентов. 

Согласно последним демографическим прогнозам, к 2050 году население ФРГ сократится на 16 процентов – до 69-74 миллионов человек, и возраст каждого третьего жителя страны будет превышать 60 лет. И это с учётом того, что доля мигрантов возрастёт в численности населения до 20-30%. При этом людей в возрасте за 65 лет будет вдвое больше, чем годовалых младенцев или молодежи до 20 лет.

Стремительное падение рождаемости в ФРГ может нанести непоправимый удар по конкурентоспособности германской промышленности. «Мы достигли критической точки, - полагает директор кельнского Института экономических исследований Михаэль Хютер. – Людского капитала из года в год становится все меньше, и это со временем остановит рост экономики».

Сейчас на каждого немецкого пенсионера приходится трое работающих. За неизбежное старение общества в Германии, а также увеличение продолжительности жизни, немцам придется платить более поздним выходом на пенсию. В 2009 году правительство приняло решение поэтапно в 2012-2029 годах повысить пенсионный возраст с 65 до 67 лет. Между тем эксперты «Немецкого федерального банка» посоветовали поднять пенсионный возраст уже до 69 лет. Для сохранения нынешнего соотношения работающих и неработающих к 2050 году его придется увеличить уже до 75 лет, утверждают в правительстве.

 

Если учесть тот факт, что сейчас иммигранты составляют примерно 10% от численности населения Германии, и количество иммигрантов и их детей постоянно растёт, то можно предположить, что к середине текущего века общая численность немцев в Германии сократится в лучшем случае до 50 миллионов человек, из которых большую часть будут составлять люди пожилого возраста. С такими темпами вырождения на карте мира в следующем веке немецкой Германии просто может не быть. Название страны, может быть, и останется, но жить в ней будут совсем другие люди, к немцам отношения не имеющие. Это же относится и к коренному населению всех европейских стран.

«…население Германии неуклонно стареет. Как показывает статистика, уровень рождаемости у немцев самый низкий в Европе, количество деторождений за период с 1960 по 2004 год сократилось вдвое. А социологические исследования показывают, что все меньшее число молодых немцев хотело бы обзаводиться потомством: процент мужчин, прошедших добровольную стерилизацию, увеличился с 1992 по 2000 годах в 6 раз. При сохранении демографических тенденций к 2050 году в ФРГ останется 68,5 миллионов жителей из нынешних 82 миллионов. При этом каждый работающий будет вынужден кормить нескольких пенсионеров. Сохранение «социального государства» при таких раскладах станет невозможным в принципе, а германский экономический «локомотив» окажется в музее (если его, конечно, не отремонтируют гастарбайтеры)».

 

ИСЧЕЗНОВЕНИЕ БРИТАНЦЕВ.

 

По данным последних демографических исследований, сейчас население Большого Лондона прирастает только за счёт иммигрантов. (Кокшаров А. Большой город на Темзе. // Эксперт. 2004. № 044. – С. 64.) Четверо из каждых десяти его жителей родились за пределами страны, так что уже более половины населения столицы Великобритании составляют не англичане. 

Современные британцы теряют интерес к традиционному браку и предпочитают совместную супружескую жизнь без ее юридического оформления. Количество заключаемых в Великобритании браков упало сейчас до самого низкого уровня с 1862 года – начала подобного общенационального подсчета.

По мнению специалистов, причины этого как экономические – официально зарегистрированные супружеские пары платят более высокие налоги, так и социологические – в современном британском обществе все больше ценится индивидуализм и отсутствие у человека каких-либо долгосрочных обязательств. Более того, официально состоять в браке становится немодно.

Одновременно увеличивается средний возраст британцев, вступающих в брак. Для мужчин он сейчас составляет 31,8 года, для женщин – 29,7 года.

В течение ближайших 30 лет будет продолжаться закат брака как гражданского института и к 2031 году половина мужчин Великобритании будет холостяками, тогда как в 2003 году в браке не состояло 35% мужчин… Количество незамужних женщин вырастет с 28 до 49%.

В докладе под названием «Демографические тенденции», обнародованном Службой национальной статистики, говорится: «Тенденция резкого сокращения количества браков, проявлявшаяся среди людей младше 30 лет, выявляется и в более старших возрастных группах».

Со временем все больше людей будут полностью отказываться от вступления в брак. Количество мужчин в возрасте от 45 до 54 лет, которые никогда не вступят в брак, вырастет с 14 (в 2003 году) до 40%. Среди женщин этот показатель вырастет с 9 до 35%.

Кристина Хьюз, читающая курс социологии в Университете Уорвика, отмечает: «Эти цифры не вызывают удивления. Со временем старомодные представления о жизни во грехе и вступлении в брак размылись. Многие люди полагают, что лучше просто жить вместе с партнером, чем оформлять брак, который грозит разводом».

Результатом развития подобных взглядов в обществе стал тот факт, что нация британцев стареет и вымирает вместе с остальной Европой такими же быстрыми темпами.

С 52 процентов до 36 процентов к 2009 году упало число традиционных семей – с двумя родителями и двумя детьми. Число же женатых пар стало самым низким с 1895 года. Их насчитывается сейчас 237 тысяч. Во время пика – в годы Второй мировой войны – их было 471 тысяча.

Более 1,66 миллиона детей рождены парами, не состоящими в браке. Десять лет назад число таких детей не превышало миллиона.

По словам ведущего британского эксперта в области семьи и детской психологии Ричарда Вулфсона, «характер семейной жизни решительно изменился за последние три десятилетия». «Традиционная семья с двумя находящимися в браке родителями и двумя детьми становится музейной редкостью», – констатирует специалист. Сейчас не находящиеся в браке пары «приемлемы для общества» как никогда ранее.

Низкая рождаемость в Великобритании уже привела население страны к экономическим потерям, к снижению качества жизни. Британскому правительству для стабилизации государственных финансов в условиях финансового кризиса следует на пять лет поднять возраст выхода на пенсию – с нынешних 65 до 70 лет для мужчин, а для женщин – с 60 до 65 лет. Об этом говорится в опубликованном докладе Национального института экономических и социальных исследований, подготовленном по заказу правительства.

 

ШВЕДСКИЙ ЭКСПЕРИМЕНТ.

 

В Швеции в ХХ века был произведён грандиозный эксперимент по реформированию всего социального устройства по программе разработанной видными учеными, идеологами и крупными политическими деятелями страны Алвой и Гуннаром Мюрдалями, изложенной ими в своей книге «Кризис населения».

В 1930-е годы в политических и научных кругах Швеции горячо обсуждался вопрос о сложившейся демографической ситуации в стране, когда рождаемость упала так низко, что население прекратило воспроизводство. Как писал в своей книге американский социолог Аллан Карлсон «Шведский эксперимент в семейной политике. Мюрдали и межвоенный демографический кризис», они разделяли точку зрения других пронаталистов (защитников традиционной семьи) о сохранении расовой и этнической гомогенности в интересах национальной защиты и о негативном психологическом и экономическом эффекте депопуляции.

А. и Г. Мюрдали открыто объявляли целью своей теории повышение рождаемости Швеции на 40% и отстаивали существенное государственное стимулирование браков и рождаемости.

Говоря о причинах резкого спада рождаемости в Швеции, они отклонили версию о «духовной болезни западного общества» как анахронистическую и сосредоточили внимание на тогдашних изменениях в материальных условиях жизни семей, которые, по их мнению, и ослабили желание иметь детей.

Алва и Гуннар Мюрдали, по утверждению А. Карлсона, принимали эмансипацию женщин и другие феминистские темы с энтузиазмом, воспринимая хозяйку дома как «отжившего свой век паразита». В то время как другие пронаталисты стремились воссоздать сельскую или полусельскую среду для жизни семей, супруги Мюрдали прославляли городской образ жизни как неизбежное и желанное будущее. Они отстаивали государственное сексуальное образование и свободно доступные контрацептивы как необходимые для успешной программы по населению. Мюрдали призывали к ускоренному движению к современности, как к единственной надежде для семей и детей. Идеологически, как заключает автор «Шведского эксперимента в семейной политике», они стремились к объединению идей пронатализма и национализма с неомальтузианством, социализмом и феминизмом.

Ссылаясь на одно исследование, которое якобы показало «прямую» зависимость роста рождаемости от увеличения дохода среди высших слоев, делался ложный вывод, что повышение уровня жизни семей приведет к большему числу рождений. В Швеции была создана специальная Комиссия для решения вопроса повышения рождаемости в стране. Значимыми политическими рекомендациями Комиссии были: 3-месячный оплачиваемый отпуск по материнству; организация специальных центров для здоровья матери и ребенка; сокращение налогов в зависимости от увеличения числа детей в семье; введение нового «налога для помощи семьям», т.е. налогообложение холостяков; ссуды молодоженам; пособия матерям; ужесточение законов о стерилизации (подтверждение разрешения на операцию отделом здравоохранения); требование отмены законов «антиконтроля рождаемости»; социальный контроль за абортами, их легализация на этической, евгенической и медико-социальной основе; введение сексуального образования, курсов о семейной жизни в школах.

Комиссия также рекомендовала закон, защищающий право женщины на работу, даже если она замужем, беременна или воспитывает детей. Сюда относилось право уходить в отпуск сроком до 12 месяцев в связи с рождением ребенка, а также получение специального материнского пособия в размере 4 крон в день в течение 12 недель. Реформа должна была предоставить женщинам возможность совместить супружество, материнство и занятость. Комиссия по населению также издала отчеты с рекомендациями по открытию дошкольных учреждений, центров по уходу за детьми и летних лагерей для формирования более «качественного» и образованного поколения.

В связи с падением ценности брака, муж и жена необязательно должны были быть в зарегистрированном браке. В 1939 г. парламент принял меры по поддержке работающих матерей. Новый закон запрещал работодателям увольнять женщину, уменьшать зарплату или премии в связи с помолвкой, заключением брака, беременностью или родами. Женщины получали также право на добровольный 12-недельный отпуск на время рождения ребенка.

Таков был образцовый путь Швеции к созданию социального государства. Но вопреки всем добрым намерениям, демократический социализм, политика «третьего пути» в Швеции не принесли предполагавшихся экономических и социальных успехов, не покончили с депопуляцией.

В конце 80-х годов XX века Швеция считалась, по всеобщему признанию, образцом семейной политики, системой, признающей социальные трансформации, необходимые для равенства полов и полной индустриализации социальной жизни.  Что же касается семьи и рождаемости, то между 1966 и 1974 годами число браков уменьшилось на 40%; к концу 1980-х годов сожительства достигали 50% среди мужчин 25-29 лет. Суммарный коэффициент рождаемости, при необходимом для выживания уровне в 2,1-2,2, колебался от 1,7 до 1,8, а половина всех рождений происходила вне брака. В Швеции конца 80-х годов был самый маленький размер домохозяйства (2,2 человека) и самое большое число одиночных домохозяйств. По данным на 1999 г., коэффициент суммарной рождаемости Швеции снизился до 1,5.

«Если такой эксперимент (создание демократического социализма) провалится в Скандинавии, где для него существуют исключительно благоприятные условия, он, безусловно, не сможет быть успешным где-либо ещё», заявляли Мюрдали в конце пути. Действительно, опыт преодоления депопуляции в Швеции говорит о том, что все меры, все средства борьбы с низкой рождаемостью бессильны. И если уж богатой Швеции, несмотря на все затраченные огромные материальные ресурсы, не удалось ничего сделать с депопуляцией, значит преодолеть депопуляцию невозможно в принципе. Вот почему современные правительства развитых стран скептически относятся к различным программам «повышения рождаемости» – шведский опыт ясно говорит, что всем им грош цена.

 

ДЕМОГРАФИЯ В СОЕДИНЁННЫХ ШТАТАХ АМЕРИКИ.

 

Доля американцев европейского происхождения, по данным, приведённым в работах Пата Бьюкенена, тоже сокращается. Если в 1960 г. они составляли 90% населения США, то сегодня — 66%. «Англосаксы уже стали этническим меньшинством в двух крупнейших штатах — Техасе и Калифорнии, а к 2040 г. утратят статус большинства и по всей стране, созданной выходцами из Британии и континентальной Европы.

Бюро по переписи населения США опубликовало прогноз, согласно которому к 2060 г. население страны увеличится на 167 миллионов, и достигнет 468 миллионов человек. Однако из этого прироста 105 миллионов составят иммигранты и их дети. Таким образом, число легальных и нелегальных иммигрантов в Америке увеличится втрое против нынешней цифры, — 37,5 миллиона — а ведь и она беспрецедентна: ни одно государство в истории не принимало столько иностранцев».

По данным Бюро переписи, белых американцев в США насчитывается 199,1 миллиона человек, а представителей разнообразных этнических меньшинств - 102,5 миллиона человек. Самыми интернациональными штатами являются Гавайи, Нью-Мексико, Техас, Калифорния и столица США, Вашингтон.

Два крупнейших города страны – Нью-Йорк и Лос-Анджелес – ещё в прошлом веке стали городами наполовину неевропейского населения. 

Американцы европейского происхождения в США, подобно другим европейским народам, не обеспечивают собственное воспроизводство. Население европейского происхождения постоянно сокращается, в то время как численность этнических меньшинств быстро растёт. И уже близок момент, когда европейцы станут этническим меньшинством в США. По оценкам Бюро переписи населения США к 2042 году расово-этнические  меньшинства составят большинство населения страны.

Особенно быстро будет расти доля латиноамериканцев. Их численность, сегодня составляющая 15%, удвоится. Судя по новым данным, через 35 лет население Америки будет не только более разнообразным в расово-этническом отношении, но и более пожилым, повторяя тенденцию индустриально развитых стран. Еще в 2003 году испаноязычное население, численность которого превышает сейчас 45 миллионов человек, стало крупнейшим этническим меньшинством США, опередив афроамериканцев, численность которых в 2007 году составила 40,7 миллиона человек. Третье по численности этническое меньшинство составляют выходцы из Азии, превышающие 15 миллионов человек.

Прогнозы Бюро переписи рисуют следующую демографическую картину: к середине XXI века в США будет жить 430 миллионов человек. 54% жителей будут афроамериканского, латиноамериканского и азиатского происхождения. Латиносы благодаря иммиграции и высокому уровню рождаемости составят треть населения. 62% американских детей будут принадлежать к меньшинствам.

Данные Бюро переписи населения также свидетельствуют о старении американской нации. К 2050 году в стране будет насчитываться 88 миллионов человек старше 65 лет.

Национальный центр по контролю и профилактике заболеваний США обращает внимание на то, что «число детей, родившихся у незамужних жительниц страны, достигло порядка 40 процентов от общего количества новорожденных. В 2005 году данный показатель составлял 36,9 процента, а сейчас поднялся до самой высокой планки за всю историю США. Возраст трех четвертей мам составлял 20 лет и старше, остальных – от 30 до 40 лет и старше. Это свидетельствует о том, что современные американки в своем большинстве предпочитают жить с партнером, не вступая в брак, или воспитывать ребенка в одиночестве».

По материалам Washington Pro File, резкий рост неполных семей в Америке специалисты связывают со значительными социальными изменениями в XXI веке. Эксперты Syracuse University (США) полагают, что институт семьи в стране переживает с конца XX века серьёзные перемены: так, развод и, как результат, проживание ребёнка с одним из родителей, становится всё более распространённым явлением. При этом родители могут продолжать нормально общаться друг с другом, но жить раздельно и иметь других партнёров. Таким образом, дети становятся промежуточным звеном между уже двумя разными семьями, говорят социологи. Кроме того, критические взгляды на такие неполные семьи значительно уменьшились.

Подобные тенденции ассоциируются не с положительным отношением к разводу, а исчезновением дискуссий о моральной стороне развода и официальном признании расторжения брака как части общественной жизни в современном обществе. Психологи полагают, что утрата традиционных семейных ценностей способствует росту показателей неполных семей среди американцев. И хотя такая форма семьи встречается и в европейских странах, европейцы в меньшей степени беспокоятся о последствиях неполной семьи для ребёнка. Тем не менее, было замечено двойственное отношение у американцев к влиянию развода: несмотря на их зафиксированный рост, жители Соединенных Штатов по-прежнему больше акцентируют внимание на брак как главную цель в жизни и идеальную возможность для того, чтобы рожать и растить детей. Возможно из-за этого отношения к традиционным ценностям, рождаемость европейского населения в США всё-таки несколько выше, чем рождаемость коренных европейцев в Европе.

Отмечается, что белые женщины в среднем имеют более высокий уровень образования и высокооплачиваемую работу. Вследствие нехватки времени они рожают меньше детей, в то время как женщины с более низким уровнем образования и дохода, большинство которых – представительницы национальных меньшинств, оставляют многочисленное потомство.

По данным Национального центра по статистике в области здравоохранения, в течение 2008 года в США родилось 4 247 тысяч детей, что на 68 тысяч меньше, чем годом ранее. Эти данные свидетельствуют, что в США рождаемость такая же низкая, как и во всех странах европейской культуры. Если проанализировать число родившихся за год, то, во-первых, по абсолютным показателям рождаемости США идут на уровне России. А во-вторых, если посмотреть на рождаемость «белых» американцев, то она окажется ещё ниже, чем в России. Европейское население США вносит в цифры рождаемости гораздо меньший вклад, чем латиноамериканское население США, чем иммигранты из Африки и Азии.

В США стремительно меняется этнический состав населения. Об этом свидетельствуют проведенные опросы по всей стране: продолжается убыль белого населения и рост испаноязычной и азиатской диаспор. На тихоокеанском побережье процветают различные азиатские диаспоры, а в крупных городах на востоке страны оседают арабские иммигранты, численность которых составляет уже более 4 миллиона человек. В 10% административных округов страны белые американцы уже составляют меньшинство.

Меньшинства, по данным социологов, составляют уже 110 миллионов человек или 34% населения США, и к 2018 году они перестанут быть меньшинствами, хотя ещё несколько лет назад прогнозы показывали, что подобное произойдет лишь к середине века. То есть, по сути, они перестанут быть меньшинствами, поэтому конфронтация будет только усиливаться, а это в конечном итоге может и вовсе привести к появлению сепаратистских настроений по всей стране

Вашингтонский демограф Марк Мазер считает, что этнические изменения не всегда проходят гладко:

«Иммигранты, вселяясь в прежде этнически однородные городки, нередко вступают в конфликт с коренным населением, совсем не привыкшим к иностранцам, к чужому языку и повадкам. При этом недовольство коренного населения они воспринимают как собственную угрозу, поэтому не исключено, что уже в ближайшее время они начнут выталкивать белое население всеми доступными методами».

 

В промышленно-развитых странах, таких как США, Канада и европейские страны, прирост населения идёт в основном за счет высокой рождаемости среди новых граждан некоренной национальности и за счёт притока мигрантов из стран третьего мира. Прирост населения за счет рождаемости среди коренного населения существенно меньше. К слову сказать, только «вчера» лондонская Times со ссылкой на результаты другого исследования сообщила, что через 40 лет каждый пятый европеец будет мусульманином.

Исследователи говорят, что, несмотря на прекрасное развитие медицины в США и Европе, среднестатистическая жительница этих регионов на протяжении жизни рожает 1,5 ребенка (а коренная жительница ещё меньше), тогда как среднестатистическая жительница африканской страны, например Уганды, на протяжении своей жизни рожает 6-7 детей – это считается нормой. К слову сказать, население Уганды уже превышает население Канады – 34 миллионов человек против 31 миллионов. К 2050 году население Канады должно составить 42 миллиона человек, в основном не европейского происхождения, а Уганды – 96 миллионов, фактически утроившись за 40 лет.

 

 

3. ЕВРОПЕЙСКАЯ ДЕПОПУЛЯЦИЯ.

 

В Западной Европе демографические проблемы начались задолго до начала XX века. А в прошлом веке все европейские страны столкнулись с проблемой депопуляции коренного населения. Сейчас процесс депопуляции в Европе вступает в период, который угрожает полным исчезновением коренного европейского населения к концу текущего столетия.

 

Как же Европа вышла к таким показателям? Вот как описывает авторитетный российский демограф А. И. Антонов историю европейской депопуляции:

«Перед своим повсеместным падением в XIX в., уровень рождаемости в Европе был достаточно высоким, чтобы превышать уровень смертности и надежно обеспечивать тот прирост населения, который послужил основой бурного развития индустриального капитализма.

Так в 1800-1880 годы в Европе рождаемость оставалась в пределах 38 рождений на 1000 населения и лишь в последней четверти XIX века начинается сокращение рождаемости, хотя в отдельных странах оно наблюдалось раньше – в Финляндии с середины (с 45,3‰ до 33,1‰), а во Франции – с конца XVIII века (с 33‰ до 21,6‰). В 50-е годы ХIХ века на 21% сократилась рождаемость в Швеции, на 10% в Испании в 60-е годы, а в 70-е годы в Англии (на 21,2%), в Германии, Венгрии, Голландии, Бельгии и Италии на 13%, в Австрии, Дании, Швейцарии – на 10%.  

В первой половине ХХ века рождаемость в Европе сократилась с 32,5‰ в 1900 году до 20‰ к сороковым годам, причем в западно-европейских странах до 14-15‰ (ниже всего в Австрии 13,3‰ и Швеции 14,2‰), до 16-18‰ в Центральной Европе, и до 25-27‰ в Восточной и Южной Европе. 

Послевоенный «бэби-бум» в конце 40-х и в 50-е годы обусловлен более полной реализацией имевшейся потребности в 3-4 детях, но ни в коей мере «ростом» потребности в детях.

Во второй половине ХХ века начинается отказ от среднедетной семьи, от потребности семьи в 3-4 детях. По суммарным коэффициентам рождаемости в 60-х и 70-х годах можно видеть размах распространения потребности в малодетной семье во многих европейских странах. К примеру, в Австрии произошло снижение с величины коэффициента рождаемости с 2,79 до 1,91, в Англии с 2,66 до 2,03, в Бельгии с 2,53 до 2,08, в Дании с 2,54 до 1,92, в Финляндии с 2,71 до 1,59, в Швеции с 2,17 до 1,89. Это снижение опускается ниже границы простого воспроизводства населения – 2,1 детей на одну женщину за всю жизнь».

 

В 80-е и 90-е годы в Европе прошлого века отсутствие специальной политики, направленной на укрепление семьи с несколькими детьми, на повышение ценности семейного образа жизни вело к дальнейшему кризису ценности семьи, к ослаблению мотивов брака, к увеличению сожительств и росту разводов, что привело к резкому увеличению однодетности семей.

Если рассмотреть динамику коэффициента суммарной рождаемости, то окажется, что с начала ХХ века до 2000 года число рождений в странах ЕС неуклонно уменьшалось с 3,5-5 рождений до 1,3-2,0 как в «условных» поколениях, так и в «реальных» когортах женщин 1941-1950 годов – 1961-1965 годов рождения.

Особенно заметное падение числа рождений на одну женщину наблюдается с 1970 по 1999 год, в основном за счет ослабления потребности в детях у матерей до 25 лет. В новых возрастных и брачных поколениях число рождений сокращается под влиянием снижения репродуктивных установок, о чем косвенно можно судить по уменьшению доли рождений с 3 и более детьми. Уменьшается также доля и вторых рождений, тогда как преобладает доля первых рождений, что конкретно указывает на массовое распространение потребности в одном ребенке.

Снижение суммарной рождаемости повторяет снижение идеального размера семьи, выявляемого при опросе населения («сколько лучше всего иметь детей в семье»). Другими словами, рост внесемейных ориентаций в связи с падением ценности семьи и детей заставляет оценить изменение условий жизни как неприемлемое для рождения ребенка.

Ну, а к какому итогу это все, в конечном счете, привело, можно судить по данным о суммарных коэффициентах в Европе в 1993-2004 годах, которые отражают действие падающих установок на число детей в семье и снижающейся потребности семьи и личности в детях. Средняя величина суммарного коэффициента рождаемости по 15 странам Евросоюза составила соответственно 1,47-1,52, по 25 странам ЕС 1,52-1,50 ребенка, то есть почти на 0,5 ребенка меньше, чем в 70-е годы (в среднем снижение на 0,25 детей за декаду). Ниже всего эти коэффициенты в 1993 году были в Италии 1,25, в Испании 1,27, в Германии 1,28 и в Греции 1,34; в 2004 году – в Словении 1,22, Польше и Чехии 1,23. Латвии 1,24, Словакии 1,25, Литве 1,26, Венгрии 1,28, в Румынии, Болгарии и Греции – 1,29. 

Уровень рождаемости в большинстве развитых стран, многие из которых в 1950-1960 годы пережили период "бэби-бума" (высокого числа рождений), стал быстро снижаться с начала 1970-х годов. Из 45 развитых стран, население которых в 2009 году насчитывало не менее 100 тысяч человек, в 18 уровень рождаемости опустился ниже уровня простого воспроизводства в 1970-1975 годы, в 1990-1995 годы – уже в 42, а в 2005-2010 годы – в 44. При этом в некоторых странах был достигнут беспрецедентно низкий уровень – 1,3 ребенка на женщину.

По всем странам Европы демографическая картина начала текущего века такая же кризисная, как и по странам ЕС: в Северной и в Западной Европе число рождений на 1000 населения 11, а смертей – 10, тогда как в Южной Европе эти цифры, соответственно, 10 и 9, а в Восточной Европе 9 и 14 . 

Коэффициент суммарной рождаемости показывает, как далеко зашло падение рождаемости – в Восточной Европе это падение в начале века достигало в минимуме 1,2 рождения на одну женщину (на 0,9 меньше границы замещения поколений), в Южной Европе – 1,3. В Северной и Западной Европе положение чуть лучше – 1,6 рождений, но динамика этого коэффициента такова, что в ближайшие годы (если учитывать данные социологических исследований репродуктивного поведения семьи и личности) число рождений будет продолжать снижаться.

 

«Процесс исторического отмирания многодетной семьи, то есть социальных норм многодетности и потребности семьи в 5 и более детях, анализируемый в теории репродуктивного поведения с позиций научной школы фамилизма и пронатализма, однажды начавшись и, будучи связан с развалом системы социокультурных норм высокой рождаемости (отменой табу на контрацепцию, на искусственные аборты и т.п.), имеет тенденцию к полному отказу от брака, семейности и деторождения», - пишет далее Антонов.

За последние 20 лет число заключаемых браков заметно сократилось, и люди стали позже вступать в брак. В 2001 году на 1000 человек в Европе-15 было заключено 5 браков, тогда как в 1970 году – почти 8. Средний возраст вступления в брак вырос почти на 5 лет: у мужчин – с 26 в 1980 году до 30 лет, а у женщин – с 23 до 28 лет. Значительно увеличилось, особенно в скандинавских странах и Великобритании, число внебрачных союзов (сожительств, гражданских браков).

Супружеские пары теперь меньше и позже заводят детей. Современные матери рожают первого ребенка в среднем на 3 года позже, по сравнению с предшествующим поколением. В большинстве стран ЕС падение рождаемости началось в середине 1960-х годов, когда появились средства оральной контрацепции, положившие конец «бэби-буму». С тех пор коэффициент суммарной рождаемости в Европе-25 колеблется на уровне около 1,5 ребенка на женщину, что заметно ниже необходимого для простого замещения поколений (около 2,1).

Сейчас, на исходе первого десятилетия XXI века, можно констатировать отмирание сформированной тысячелетиями потребности в многодетности, ведущее к сокращению рождаемости вплоть до бездетности.

Характеризуя современный этап европейского вырождения, Антонов пишет: «Мир стремительно скатывается в пропасть бессемейной организации жизни, к удобному и необременительному одиночно-холостяцкому существованию, к стокгольмской модели (лишь половина брачного контингента вступает в брак и 2/3 из них разводятся, увеличивая долю тех, кто снимает с себя ответственность за изоляцию ребенка от одного из родителей и кто практикует "серийную моногамию или полигамию", а также разного рода альтернативные формы сексуального поведения)».

И в европейской действительности последствия депопуляции уже видны всем: «Длительное сохранение такого уровня детности истощает демографический потенциал страны. Этот процесс хорошо виден на примере исчезновения коренных жителей столиц – парижан, лондонцев, и т. д. Численность городов за счет приезжих может даже расти, а коренные горожане при этом вымирают как динозавры».

 

Согласно прогнозу ООН, опубликованному в аналитическом докладе «Мировые демографические тенденции», наш мир становится более населенным, урбанизированным и пожилым. По данным доклада, в июле 2009 года численность населения планеты достигла 6,8 миллиардов человек и, судя по всему, составит 7 миллиардов в 2012 году, 8 миллиардов в 2025-м и 9 миллиардов в 2045-м году.

Глобальные темпы прироста населения достигли своего пика в период 1965-1970 годов, когда они составляли 2% в год, впоследствии они неуклонно сокращались: в 2005-2010 годы темп прироста составит 1,17% в год, а в 2045-2050 годы уменьшится, согласно прогнозу ООН, до 0,36%.
Однако в различных странах этот процесс пойдет по-разному.

В «богатых» государствах численность населения будет сокращаться, а в «бедных», наоборот, расти, причем в наиболее бедных государствах к 2050 году население удвоится.

К 2050 году в четырех странах – Индии, Нигерии, Пакистане и Конго - прирост составит более 100 миллионов человек. В свою очередь, за этот же период сократится население 45 государств – наиболее драматичным образом это произойдет в России (население уменьшится на 33 миллиона), Японии (25 миллионов), Украине (15 миллионов) и Германии (8,4 миллиона)

В отчете Бюро статистики США, опубликованном летом 2009 года, приводятся данные, согласно которым до 97% прироста населения планеты в ближайшие 40 лет будет приходиться на страны Азии, Африки, Латинской Америки и Карибского бассейна. По словам Карла Хауба, одного из авторов отчета, сейчас на планете насчитывается 1,2 миллиарда людей в возрасте до 16 лет, причем около 90% из них живут в развивающихся странах. «8 из 10 подростков сейчас проживают в Африке или Азии», - говорит он.

Население Африки уже достигло миллиарда человек. Среднестатистический уровень рождаемости составляет сейчас для этого континента 5,3 ребенка на каждую женщину. При сохранении нынешней тенденции, через 40 лет – к 2050 году – численность жителей Африки удвоится и достигнет 2 миллиардов человек.

 

Параллельно с этим будут расти масштабы международной миграции. В 2005 году мигрантов насчитывалось примерно 192 миллионов – к 2010 году их число вырастет до 210 миллионов. 128 миллионов из них осядут в индустриально-развитых странах – переселенцы из иных государств будут составлять 10% их населения. Ожидается, что на долю Европы будет приходиться наибольшее число (33%) международных мигрантов, на долю Азии – 28%, Северной Америки – 24%. В 2010 году на долю США придется 20% от общего числа международных мигрантов, а далее по этому показателю мировыми лидерами станут Россия (6%) и Германия (5%).

 

В свою очередь, уменьшение размера семей и увеличение продолжительности жизни обусловливают процесс старения населения во всем мире. В 1950 году лишь 8% от общей численности населения планеты составляли люди в возрасте 60-ти лет или старше. К 2009 году эта доля увеличилась до 11%, в 2050 году она достигнет 22% и превысит число детей в возрасте до 15 лет.

Процесс старения населения протекает более быстрыми темпами в более развитых регионах, где доля пожилых людей, по оценкам, в 2009 году составляла 21% и уже значительно превосходит число детей. К 2050 году каждый третий житель индустриально развитых государств перешагнет 60-ти летнюю отметку. Здесь лидером станет Европа (35% в 2050 году). Прирост населения 25 наций ЕС за один год эквивалентен приросту населения Индии за неделю.

В 1950 году на одного человека в развитых странах приходилось два человека в развивающемся мире. В 2000 году это отношение равнялось 1 к 4, а в 2050 году составит 1 к 7.

За последние 25 лет коэффициент общего прироста населения в Европе уменьшился втрое. Число молодых людей в государствах ЕС сократилось на 23 миллиона человек. Согласно обнародованным Евростатом данным, в составе населения ЕС доля детей в возрасте младше 14 лет составляет лишь 16,2%, а пожилых людей в возрасте 65 лет и более – 16,6%. К 2050 году доля последних предположительно достигнет 35% по «оптимистичному» варианту прогноза ООН или 40% - по «пессимистичному» варианту.

 

По последним прогнозам ООН, к середине текущего века десятка самых населённых стран будет выглядеть следующим образом: Индия (1.614 миллионов человек), Китай (1.417), США (404), Пакистан (335), Нигерия (289), Индонезия (288), Бангладеш (222), Бразилия (219), Эфиопия (174), Демократическая Республика Конго (148). При этом численность населения Европы прогнозируется на уровне 500 миллионов человек.

В 1995-2000 годах население европейских стран уменьшилось на 4,4 миллиона человек, а приток иммигрантов за тот же период составил 5 миллионов человек. Естественный прирост населения ЕС, которое сейчас составляет 500 миллионов человек, в период 1994-2006 годов составил 19 миллионов человек. При этом на 80% он был обеспечен за счет иммигрантов.

К 2050 году численность детей и пожилых людей намного превысит численность трудоспособного европейского населения. Восстановить естественное равновесие, по мнению экспертов ООН, поможет новая волна иммигрантов в Европу. Ожидаемый приток мигрантов в страны Европы в 2000-2050 годах составит около 600 тысяч человек в год.

В большинстве промышленно развитых стран сокращается рождаемость и при этом увеличивается продолжительность жизни. Население стареет. По данным европейских ученых, в ближайшие 20 лет численность населения старше 80 лет в странах Евросоюза удвоится, так как уже сейчас средняя продолжительность жизни европейцев приближается к 79 годам.

 

В самое ближайшее время численность населения сократится в 44 странах мира, из которых 25 стран относится к группе более развитых и 19 — к группе менее развитых стран.

Европейский Институт семейной политики прогнозирует демографический кризис в Евросоюзе в 2025 году. «В Европе прирост населения сокращается, с 2025 года в Европейском союзе ожидается негативная демографическая динамика», - говорится в обнародованном в Брюсселе докладе главы института Эдуардо Хертфельдера. Согласно данным демографов, население Европы стремительно стареет. На сегодняшний день в ЕС доля населения в возрасте 65 лет и старше превышает общую численность подростков до 14 лет.

По прогнозам ученых, к 2030 году в странах ЕС будет проживать 35 миллионов человек старше 80 лет, и это примерно вдвое больше, чем сейчас. Причем количество детей уменьшится на 18 миллионов. Авторы доклада подсчитали, что средний коэффициент рождаемости на территории Европейского Союза снизился до 1,48 ребенка на женщину (а для поддержания населения на постоянном уровне эта цифра должна быть равна 2,1). Ожидается, что с 2025 по 2030 годы население ЕС сократится с 469,5 млн. до 468,7 млн. человек, и это притом, что ежегодно в Европу прибывают миллионы мигрантов.

 

Согласно данным ООН, среди крупных географических регионов самым молодым населением сейчас отличается Африка, где медианный возраст (средний возраст жителей), по оценке на 2005 год, составлял 19 лет, а самым старым - Европа (39 лет). По прогнозам, если сейчас численность населения Африки вдвое превосходит численность населения Европы, то к середине текущего века африканцев будет вчетверо больше европейцев.

В настоящее время во всех странах Европы, кроме Албании, Ирландии и Молдавии, медианный возраст населения превышает 34 года, а в 12 – даже 40 лет (в Германии и Италии – 42 года). Однако наиболее старое население сосредоточено в Японии – его медианный возраст, по оценке за 2005 год, составлял около 43 лет. Согласно среднему варианту сверхоптимистического прогноза ООН, к 2050 году медианный возраст населения всех развитых стран будет превышать 40 лет, а Япония останется самой старой страной мира – возраст половины ее населения будет составлять 55 лет и более.

 

Великие мировые державы становятся все более пожилыми, считает Марк Хаас – доцент политологии в Университете Дюкена. В результате резкого спада рождаемости и значительного увеличения продолжительности жизни на протяжении последнего столетия население Великобритании, Германии, Китая, России, Соединенных Штатов, Франции и Японии стареет быстрыми темпами.

В самом ближайшем будущем ожидается значительное сокращение населения Германии, Японии и России. Проблема старения европейских стран настолько серьезна, что в ближайшие десятилетия у них не будет людских ресурсов для того, чтобы успешно решать экономические вопросы. Старение станет препятствием для экономического роста этих стран, поскольку сократится доля работоспособного населения, а властям придется тратить все больше средств на пенсии и здравоохранение.

 

Население развитых стран и в настоящее время является демографически старым – доля лиц в возрасте 60 лет и старше в них равна примерно 20%. К 2050 году специалисты ООН прогнозируют увеличение этой доли до 32%. Иными словами, в середине столетия в развитых странах на каждого ребенка в возрасте 0-14 лет будет приходиться по два пожилых или старых человека.

Согласно оценкам европейских демографов, к 2050 году доля населения государств ЕС по отношению к общей численности жителей планеты сократится с 8% до 4%, а треть всех европейцев будут составлять люди старше 65 лет

В исследовании под названием «Стареющий мир 2008», опубликованном специалистами Бюро переписи США, говорится, что к 2040 году на планете будут жить 1,3 миллиарда пожилых людей, а их доля в численности мирового населения с 7 процентов вырастет до 14. Уже сейчас каждый месяц в мире становится на 870 тысяч пожилых людей больше. Через 10 лет впервые в истории человечества людей в возрасте 65 лет и старше в мире станет больше, чем детей в возрасте до 5 лет.

Специалисты предупреждают, что старение населения может привести к качественным экономическим и социальным изменениям на всех уровнях общества: от структуры семьи до системы пенсионного обеспечения. Исследователи отмечают, что из 25 стран мира с самым старым населением 23 находятся в Европе. Они прогнозируют, что к 2040 году каждый четвертый европеец будет старше 65 лет, а каждый седьмой – старше 75. В 2040 году впервые в истории человечества численность стариков превысит число детей, а доля бездетных женщин перевалит в развитых странах за 20%.

Неуклонное старение населения и падающая рождаемость заставили правительства европейских стран увеличить возраст выхода на пенсию. Поднять пенсионный возраст могут и в России, где многие экономисты призывают власти пойти на этот шаг как можно скорее, так как демографическая ситуация в стране развивается по худшим сценариям.

В развитых странах одновременно со старением увеличивается доля бездетных женщин. В 2006 году около 20% женщин в возрасте 40-44 лет в США не имели собственных детей. В 2005 году бездетность в Австрии и Италии среди женщин в возрасте до 65 лет достигала 15%. В России доля бездетных женщин увеличивается, хотя, по данным переписи населения 2002 года, она не превышала 10% от всех женщин.
 

«И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею», - гласит Книга Бытия.

И некогда европейцы следовали этому завету. Но сегодня, утратив империи и веру, европейцы вымирают. Подавляющее большинство из них зачастую хотят лишь одного – сполна насладиться жизнью, а затем, когда придет их час, умереть по возможности тихо без мучений.

Остальной мир это вполне устраивает – он уже предвкушает тот миг, когда великое наследство западной цивилизации само упадет ему в руки. Если верить афоризму, что демография – это судьба, то для Запада все кончено. И в этом случае так ли уж важно, кто остаётся на планете продолжать историю человечества?

 

 

4. МИГРАЦИЯ В ЭПОХУ ДЕПОПУЛЯЦИИ.

 

Более ста лет назад в США имела хождение идея государства - «плавильного котла», в котором должны «переплавляться» различные народы, культуры, языки в одну общую для всего населения американскую культуру и должна появиться одна нация – американцы. Но ко второй половине ХХ века стало ясно, что грандиозный эксперимент не удался – не получилось в Америке единого народа.

Различия между людьми никуда не исчезают. Наоборот, люди скорее склонны подчёркивать своё отличие от других, точнее, склонны отождествлять себя не со всем обществом, а с какой-то «избранной» его частью. И дело здесь не в уровне образования, не в уровне обеспечения жизненными благами. Всё дело в сущности человека, не позволяющей ему «растворяться» в мире людей. Ассимиляция – это красивая идея, которая в жизни, как оказалось, плохо реализуется.

Люди, переезжая в другие страны, часто стремятся сохранять свои национальные особенности. Всем известно, что переселенцы из разных стран предпочитают селиться компактными группами по принципу национальной принадлежности. Это хорошо видно на примере Соединённых Штатов, где существует множество национальных общин, живущих замкнутыми районами.

Америке пришлось отказаться от идеи «плавильного котла», ибо эта теория потерпела полное фиаско. Теперь Америка исповедует теорию строительства многоцветного общества – раз уж люди живут своими национальными сообществами, то пусть так будет и далее.

Сегодня на вопрос о строительстве мирного общества западная идеология отвечает теорией либерально-демократического мироустройства. Люди должны, согласно этой доктрине, стремиться к созданию общества, в котором на равных существуют все расы, народы, культуры, религии. Пусть они существуют обособленно, сохраняя себя на равных условиях с другими народами, взаимно обогащая друг друга. В демократическом государстве, по либеральной идее, все расы, народы, культуры, религии равны и имеют одинаковые права. Общество представляет собой не более или менее однородную культурную смесь, а сегментную структуру, где каждый сегмент национально и культурно уникален и обособлен.

Какие интересы удерживают такую мозаику от распада? В либерально-демократическом государстве равных возможностей, согласно идеологии либерализма, создаются условия для свободного развития всех его членов. Люди чувствуют свою защищённость и свободны в своём выборе. Это, теоретически, позволяет им реализовывать себя, добиваться успеха и материального благополучия. Свобода и благополучие – вот что сплачивает современное либеральное демократическое общество.

Однако, есть одна проблема. Такое мозаичное общество, разобщенное по национально-культурным признакам, успешно существует в благоприятных условиях материального благополучия, мира и спокойствия. В проблемных исторических условиях,  в условиях экономического кризиса, например, такое общество не всегда сохраняется – при неблагоприятных внешних или внутренних обстоятельствах, оно становится менее жизнеспособным и может развалиться на части.

Так случилось когда-то с Римской империей, так произошло с Австро-Венгрией, так распалась советская империя в конце ХХ века. Различные политические силы всегда использовали национальную тему для достижения своих целей. Возбуждение местного национализма – это самый лёгкий путь к распаду империй и многонациональных государств.

Обособленные национальные части имперской мозаики, национальные районы, в кризисные моменты провозглашают свою независимость, как только объединённое существование становится им невыгодным по той или иной причине (и далеко не всегда эти причины носят экономический характер).

Вот почему в любой стране так важна полноценная ассимиляция иммигрантов, хотя бы во втором-третьем поколениях, чтобы они постепенно перенимали язык, культуру, традиции, историю своей новой родины, становясь составной частью единого общества, способного сплочённо выстоять в трудные периоды истории и преодолеть все опасности, какие могут случиться. Оттого, становятся ли иммигранты хоть и добрыми, но чужими по культуре соседями, или вливаются в единый народ, становясь его составной частью, зависит будущее любой страны.

 

Абсолютное большинство специалистов-демографов, как в России, так и в Европе и США, считают депопуляцию необратимой, а повышение рождаемости до уровня, обеспечивающего хотя бы простое замещение поколений, — невозможным. Но сокращение численности коренного населения и его старение в эпоху депопуляции неизбежно приводит к целому ряду социально-экономических, политических, культурных проблем, таких, например, как замедление темпов развития экономики. И единственным способом преодоления негативных последствий депопуляции, особенно в области экономики, многие специалисты-демографы считают рост иммиграции в развитые страны.

Не в силах преодолеть депопуляцию в своих странах и испытывая сильнейшие экономические трудности, европейские деятели середины XX века решили воспользоваться американским опытом «плавильного котла». Европейские страны после Второй мировой войны стали широко привлекать мигрантов, надеясь с их помощью решить проблемы нехватки рабочей силы в стареющей Европе. С середины ХХ века, когда в Европе стали всё острее проявляться демографические проблемы, начал расти поток иммигрантов из стран третьего мира, и к настоящему времени европейские страны приняли миллионы переселенцев, и этот поток не спадает, а лишь усиливается с каждым годом.

Мигранты в европейских странах распределены весьма избирательно. Более 60% приехавших в Европу турок, например, живут в Германии (кстати, именно турки — самая многочисленная группа иммигрантов-неевропейцев в странах ЕС). Алжирцы и тунисцы, как правило, выбирают Францию, албанцы же выезжают почти исключительно в Италию и Грецию, где составляют абсолютное большинство как легальных, так и нелегальных мигрантов. В Испании и Португалии традиционно много выходцев из стран Латинской Америки. Марокканцы распределены по всем европейским странам.

Организация Экономического Сотрудничества и Развития (ОЭСР), объединяющая 30 индустриально развитых стран мира, сообщила, что количество международных мигрантов, прибывших в эти государства, побило в 2007 году все рекорды.

В докладе «Международная Миграция-2007» оценивалась ситуация, сложившаяся в 2005 году. Тогда в страны-члены ОЭСР на постоянное жительство перебрались почти 4 миллиона иностранцев, что на 10% больше, чем в 2004 году. Наибольшее количество мигрантов осели в США, Испании, Великобритании и Канаде, однако наиболее резкий скачок в численности мигрантов был зафиксирован в Ирландии, Южной Корее и Новой Зеландии.

Еще 1,8 миллионов человек работали в странах ОЭСР на временной основе, большей частью в Австралии, Канаде, Германии, Японии, Новой Зеландии, Великобритании и США. Эта статистика учитывает только иммигрантов, имеющих официальный легальный статус, количество нелегалов неизвестно, однако очевидно, что оно весьма значительно.

Сейчас ежегодно в Европу прибывают один-два миллиона мигрантов.     

 

Развитые страны всегда были привлекательны для людей разных национальностей, ищущих благополучия, и до сих пор в Европе идут острые дискуссии по поводу миграции: должна ли Европа свободно открыть свои границы для иммигрантов?

С одной стороны, ни одна европейская нация не обеспечивает такой процент рождаемости, который гарантирует ее восполнение. Запад стареет, съеживается, и умирает. Чтобы обеспечить рост европейской экономики и поступление налогов для медицинских и пенсионных программ для растущего в Европе количества ушедших на покой и престарелых, Старому Свету нужны миллионы рабочих. И Европа может найти их только в странах «третьего мира».

А с другой стороны, европейская политика иммиграции второй половины ХХ века потерпела полный крах. Все посылы, на которых она строилась в течение последних десятилетий, оказались неверными.

Во-первых, предполагалось, что в связи с образованием Европейского союза произойдет «европеизация миграционной политики» — то есть, наиболее значительными будут миграционные потоки внутри самой Европы, из страны в страну. Это не подтвердилось. Основные миграционные потоки направлены на ЕС извне, из стран «третьего мира».

Во-вторых, ожидалось, что в периоды экономических спадов коренное население будет постепенно вытеснять мигрантов с низкопрестижной работы. Это тоже не случилось. Определенные сферы деятельности прочно закрепились в общественном сознании французов и других коренных европейцев как предназначенные для мигрантов, и коренные жители Европы не идут туда работать ни при каких обстоятельствах.

ЕС уже не в силах «переварить» растущее число иммигрантов, которые жаждут его благ, но зачастую отторгают его этику и образ жизни. Восемь стран Евросоюза направили главе Еврокомиссии письмо с призывом активнее бороться с нелегальной иммиграцией. Письмо подписали Италия, Франция, Испания, Греция, Кипр, Мальта, Португалия и Словения – все средиземноморское побережье Европы, куда ежегодно высаживаются десятки тысяч африканских нелегалов. Но дело не только в нелегалах – проблема гораздо шире. Авторы письма призывают «разрабатывать новые инициативы, назревшие в связи с последним потоком иммигрантов к южным границам ЕС» и напоминают, что во Франции проблема уже стала ключевой для президентской гонки. В то время ещё кандидат в президенты глава МВД Николя Саркози подверг резкой критике судей за мягкие приговоры членам этнических банд. По данным опросов, с ним были солидарны тогда 65% французов.

Во Франции после иммигрантских волнений 2006-2007 года взялись за безработицу. «В иммигрантских районах открывают почту, торговые точки и прочие службы, где можно работать, - рассказал РБК daily эксперт парижского Института международных стратегических отношений Арно Дюбьен. – Но … это не помогает».

 

В ритуальном убийстве Тео Ван Гога в Голландии, считает Пат Бьюкенен, во взрывах в лондонском метро, во взорванных поездах в Мадриде и в парижских бунтах, распространившихся по всей Франции, скрыто гораздо больше смысла, чем кажется на первый взгляд. Преступники, совершившие эти деяния, - дети иммигрантов.

Тысячи машин и автобусов превратились в пылающие факелы в недавних волнениях во Франции, несколько школ было подожжено при помощи зажигательных бомб. Одну убегающую перепуганную женщину облили бензином и подожгли.

Бунтовщики – мусульмане арабского и африканского происхождения. Формально все они французские граждане, но они не часть французского народа. Они никогда не принадлежали к французской культуре и к французскому обществу. И многие из них желают остаться тем, что они есть. Они живут во Франции. Но они не французы.

Ни одна европейская нация не ассимилировала большого количества иммигрантов, даже одного цвета кожи. Более того, африканцы и представители исламских народов, которые заполняют Европу – там их сейчас двадцать миллионов – в отличие от чернокожих американцев, являются чужаками в новой для них стране, и эти миллионы желают остаться гордыми мусульманами, алжирцами и марокканцами.

Эти пришельцы молятся другому Богу и исповедуют религию, исторически враждебную Христианству, традиционалистскую веру, находящуюся на подъеме и испытывающую отвращение к европейской светской культуре, замешанной на сексе.

 

Коренные европейцы также не готовы подстраиваться под чужаков. В итоге иммигранты замыкаются в национальных общинах, а европейцы уже начали строить гетто. В итальянской Падуе, где иммигранты составляют 10% жителей, власти обнесли забором квартал Анелли, населенный выходцами из Нигерии и Северной Африки, и выставили полицейский блокпост. По словам «левого» мэра города Падуи Флавио Занонато, это попытка изолировать наркоторговцев.

Сейчас иностранцы составляют около 20% населения Швейцарии. Народная партия утверждает, что они совершают в 4 раза больше преступлений, чем граждане страны.

В 2006 году в Великобритании поселились 510 тысяч иммигрантов. Об этом пишет газета «Дейли телеграф» со ссылкой на национальное управление по статистике. Издание уточняет, что речь идет только об иммигрантах, которые планируют пробыть на британской территории минимум один год. В подсчетах не учтены сотни тысяч людей, прибывающих из Восточной Европы и утверждающих, что они останутся в Великобритании меньше одного года. Большинство иммигрантов прибывает в Великобританию из Индии, Пакистана и Шри-Ланки. В 2006 году из этих стран приехали более 200 тысяч человек. Правительство Великобритании недавно признало, что наплыв иммигрантов провоцирует инфляцию и безработицу.

 

Совет Европы обеспокоен ростом расизма в Германии, где число нападений на национальной почве выросло с 2000 года на 60%. Здесь центром напряженности стала турецкая диаспора. «Волнений, подобных французским, пока нет, но в будущем они возможны», - заметил РБК daily эксперт Германского совета по внешней политике Александр Рар. По его словам, «социальное положение коренных европейцев за последние 30 лет ухудшилось, и люди связывают это с иммигрантами, занявшими рабочие места».

До сих пор в ЕС пытались «забросать» проблему деньгами. «Лидеры Европы думали, что экономическая помощь бедным странам уменьшит наплыв, - говорит Александр Рар. – Но они ошиблись».

«В Германии проживает 15,3 миллионов мигрантов, что составляет 18,6% от общей численности населения, из них 8 миллионов имеют немецкое гражданство. …На Турцию приходится 14,2%, … треть детей в Германии в возрасте до пяти лет – это дети иммигрантов. В некоторых городах Западной Германии данный показатель даже превышает порог в 60%, передает «Немецкая волна»... Так за 2006 год количество нападений крайне правых экстремистов на иностранцев и иммигрантов в 2006 году подскочило на 37%. »

Мнение о том, как уживаются немцы и иммигранты в Германии неоднозначно. Политики все чаще упоминают в этой связи выражение «Параллельные миры», при этом скрыто или явно выражая озабоченность возрастающей радикальностью иммигрантов-мусульман. В действительности турки, как и другие национальные меньшинства в Германии, склонны к самоизоляции в своего рода этнических гетто, распространяющихся на все сферы жизни. В Германии выходцы из Турции часто либо плохо, либо вовсе не говорят по-немецки.

Член правления Федерального банка Тило Саррацин в октябре 2009 года обвинил арабское и турецкое население Берлина в «непродуктивности» касательно всех областей жизни, за исключением «массового воспроизводства девочек-в-платочках». …

Как отметил эксперт ХДС по делам образования Саша Штойер, «идея о запрете платков представляется «вполне своевременной» – «достаточно только посмотреть, как на глазах растёт количество учениц, из-за религиозных или псевдорелигиозных убеждений отлынивающих от занятий спортом и участия в школьных мероприятиях». Кроме того, подчёркивают в лагере ХДС, тезис о «платочках» на самом деле был лишь небольшим фрагментом из сформулированной Саррацином стратегии. Её смысл в следующем: принимая во внимание усиливающуюся исламизацию Европы, необходимо жёсткими мерами ограничить приток новых иммигрантов, а в отношении уже поселившихся в Германии иностранцев «усилить интеграционное давление», в частности, принудить к обучению немецкому языку любыми мерами, «от финансовых до депортационных».
(Елена Ободовская. «Русская Германия», 17 декабря 2009 года)

Мусульмане в Европе, в частности, турки уже обладают достаточными рычагами для того, чтобы пролоббировать тот или иной закон в бундестаге или в парламентах Бельгии, Нидерландов. Благодаря их усилиям в Германии карабахский вопрос, равно как и признание геноцида армян подаются в неверной интерпретации, в угоду Турции и Азербайджану.

Созданный мусульманами в Германии Координационный совет, в который вошли четыре самых крупных объединения, представляет интересы всего 10 процентов мусульман. Это не позволяет Координационному совету выступать от имени всех мусульман страны, численность которых насчитывает 3,5 миллиона человек, пишет Deutshe welle. Однако, Координационный совет мусульман Германии потребовал ввести в немецких школах раздельные уроки физкультуры для мальчиков и девочек – мусульман. Это требование натолкнулось на открытое неприятие со стороны федеральных властей. «Равноправие полов в Германии является одним из основных прав, о которых не может быть торга. Основой для диалога с мусульманскими объединениями является Конституция ФРГ, основные положения которой не подлежат пересмотру». Однако, время работает против немцев – посмотрим, удастся ли им отстоять свои гражданские свободы лет через десять-двадцать.

 

Немецкие элиты переоценили потребность страны в иностранной рабочей силе, и теперь большое число иммигрантов грозит обрушить систему соцобеспечения, вместо того чтобы её поддерживать. Такие заключения содержатся в книге американского журналиста Кристофера Колдуэлла «Размышления о революции в Европе: иммиграция, ислам и Запад».

По мнению журналиста, речь идет о настоящей революции, вызванной массовой иммиграцией. Государству всеобщего благоденствия европейского образца практически грозит распад, а европейскому секуляризму брошен вызов со стороны ислама. В целом, Европа не может остаться Европой, если в ней уже живут другие люди, заключает Колдуэлл.

Решение о приглашении иммигрантов, отмечает журналист, было принято в трудный для Европы момент, после войны, когда Европа лежала в развалинах, как в материальном, так и в духовном плане. Между тем, инициаторы такого шага думали, что речь идет о кратковременной мере, никто не рассчитывал на большое число иммигрантов, полагали, что их прибудет ровно столько, чтобы закрыть брешь, образовавшуюся в результате потерь в войне. «Никто не думал, что иммигранты когда-нибудь будут претендовать на получение социальной помощи. То, что они принесут с собой культуру и уклад своих деревень, семейные кланы и мечети, казалось абсолютно нелепой идеей», — пишет Колдуэлл.

По мнению журналиста, практически с самого начала стала понятна ошибочность такого шага. В Германии число иммигрантов с 3 миллионов в 1971 году увеличилось до 7,5 миллиона в 2000 году, но при этом число работающих так и осталось на уровне 2 миллионов. Если в начале 70-х работающие составляли 65% от общего числа иммигрантов, то уже в 1983 году доля работающих среди них упала до 38%. Из этого Колдуэлл делает вывод, что иммигранты получают от системы соцобеспечения больше, чем туда привносят.

Что касается перспектив интеграции иммигрантов, то Колдуэлл расценивает их скептически, а проводимые в Германии так называемые исламские конференции – консультации представителей мусульманских общин и местных властей – считает  «наивными». Фатальная смесь из немецкого и общеевропейского чувства вины, вызванного Второй мировой войной и колониальным прошлым, не может противостоять гипертрофированному чувству собственной идентичности у иммигрантов-мусульман.

В своей книге Кристофер Колдуэлл цитирует слова судьи конституционного суда ФРГ Удо ди Фабио: «Зачем этой живой мировой культуре интегрироваться в западную культуру, носители которой не воспроизводят достаточно потомства, а сама она уже не располагает никакой трансцендентальной идеей и движется к своему концу?»

 

ЕВРОПЕЙСКИЕ ПЕРСПЕКТИВЫ.

 

К чему привела, и к чему может привести политика поощрения иммиграции для решения экономических проблем?

Средний вариант очень оптимистического прогноза, выполненного специалистами Отдела народонаселения ООН, исходит из того, что в период 2010-2050 годов направление и интенсивность существующих в настоящее время миграционных потоков сохранится, и в развитые страны ежегодно будут приезжать 2,2 миллиона мигрантов.

Для развитых стран такой уровень нетто-миграции не компенсирует полностью ожидаемое превышение числа смертей над числом рождений, благодаря чему абсолютное сокращение населения в них составит 73 миллиона человек. Таким образом, миграция не только не решает экономические проблемы связанные с сокращением и старением населения развитых стран, но и создаёт целую массу иных проблем: политических, социальных, культурных и так далее.

Пройдёт пара-тройка десятков лет и европейский мир начнёт рушиться. При современной миграционной политике европейских стран, совсем скоро настанет время, когда решающее значение в политической жизни этих стран станут играть мигранты. Вот тогда-то и начнут резко обостряться противоречия в обществе в связи с тем, что новый состав населения потребует других культурных и социальных условий для своего существования. Мигранты уже добиваются то там, то тут в странах европейской культуры различных уступок для себя со стороны местного коренного населения. А когда они сравняются по численности с местным коренным населением, они легко смогут с помощью европейской демократической процедуры проводить в жизнь своё видение культурных и идеологических ценностей.

Уже сейчас в некоторых странах пришлое население Европы пытается заявить о своих интересах, отличающихся от интересов коренного населения. Давно ли в Европе дебатировался вопрос о хиджабах? Имеют ли право европейские мусульманки, например, носить хиджаб в школе? А на улице? А имеют ли они право фотографироваться на паспорт в хиджабе?

«Моя знакомая,- рассказывает Михаил Озеров,- респектабельная леди, оказавшись в Гайд-парке среди сонма всевозможных паранджей, воскликнула: «Мне не придет в голову расхаживать по Эр-Рияду в бикини! Я понимаю их традиции. Почему они игнорируют наши, живя здесь? Ведь в нашем обществе у женщин равные права». Чуть успокоившись, заговорила тише: «Я согласна с правом человека одеваться, как ему нравится, если он согласится, чтобы я открыто критиковала его наряды. Мусульмане ополчаются на наш образ жизни, а мы – ни слова критики. Иначе якобы оскорбим Коран. Такой подход приводит к войне против карикатуристов, нарисовавших шаржи на пророка Мохаммеда, или к требованиям, чтобы папа римский извинился за цитирование императора Византии».
Очень характерно высказывание некоторыми исламскими деятелями мысли о том, что исламским европейцам не стоит сейчас торопить события и бороться за свои права – депопуляция коренного европейского населения автоматически сделает мусульман хозяевами Европы уже через пару десятков лет.

В современном европейском мире коренные европейцы вследствие депопуляции теряют удельный вес в населении своих стран, постепенно уступая первенство мигрантам. До тех пор, пока европейцы перемешивались друг с другом, изменения в культуре были не так заметны, потому что все европейцы – это по существу дальние родственники по всем культурным показателям. Но в ХХ веке европейский континент стал прибежищем для выходцев со всего мира. И с их прибытием, европейский мир стал меняться. Сейчас эти изменения местами почти незаметны, но с каждым годом давление иных национальных культур на европейскую культуру будет возрастать, что со временем грозит перерасти в прямые конфликты между носителями европейской культуры и представителями других культур. Это и предсказывал Хантингтон в своей книге.

Британские чиновники, например, избегают не то что перегибов (например, «уточнять» национальность школьника), а малейшей политической некорректности. Но многие граждане – за ужесточение иммиграционного курса: «Давайте вспомним о наших культурных нормах и традициях. Да, демократия – основа основ. Но сегодня придется пожертвовать некоторыми принципами, иначе от нее и от самого британского общества может ничего не остаться».

Уже сейчас то в одной европейской стране, то в другой происходят столкновения пришельцев и местных. Рядом с резиденцией монарха в Виндзоре несколько ночей шли стенка на стенку «белые» и «цветные», после того как «около 20 азиатских молодых людей, вооруженных бейсбольными битами, железными прутьями и ножами, напали на 36-летнюю Карен Хейс и ее 18-летнюю дочь» (строки из полицейского протокола). И это только начало! Будущее грозит вымирающим европейцам жёсткими конфликтами с неудержимо растущим пришлым населением.

«Сегодня в Европе накапливается критическая масса враждебности в мигрантской среде, которая маргинализуется, - говорит Валерий Тишков, директор Института этнологии и антропологии РАН, член Общественной палаты. – Ведь в культурном отношении французские мигранты, например, уже не арабы и африканцы, но они не стали полноценными французами и европейцами. В культурном отношении мигранты образуют маргинальный слой без устойчивых взглядов и критериев. Поэтому они – удобный «материал» для политического и криминального манипулирования».

 

В любой «войне цивилизаций» растущая мусульманская община – потенциальная пятая колонна в Европе. Как полагает Патрик Бьюкенен, через несколько десятков лет Турция, стремящаяся войти в состав ЕС, займет первое место в Европе по численности населения. В свое время Ксеркс построил мост из кораблей через Геллеспонт; скоро Турция станет сухопутным мостом, по которому Азия двинется в Европу, и учение Пророка проникнет в сердце христианских земель.

Демографические причины могут стать одними из основных для недопущения Турции в ЕС, о чем неоднократно подчеркивалось со стороны глав государств Евросоюза. 70-ти миллионная Турция может проглотить Европу, как это чуть не случилось 600 лет тому назад во времена Османской империи. Вся разница в настоящее время состоит в том, что на смену ятагану пришла демография, что намного опасней.

Американцам, предостерегает Пат Бьюкенен, тоже не следует успокаиваться той мыслью, что иммиграция – это беда лишь Европы. К 2050 году в Соединенных Штатах будет 100 миллионов испаноязычного населения, половина из них — мексиканцы. Большая их часть окажется на территории юго-запада США, который, как полагают до сих пор мексиканцы, по праву принадлежит им. Юго-Запад США будет напоминать скорее не Америку, а Мексику. Собственно, в культурном, языковом и этническом плане он и станет частью Мексики.

Уже сейчас некоторые мексиканские деятели мечтают о возвращении территорий, когда-то завоёванных Соединёнными Штатами у Мексики. И многие выходцы из Мексики, проживающие в США, с этими взглядами вполне солидарны. Намечающийся распад Америки происходит вполне демократическим путём, без нарушения прав и свобод человека. Сначала Калифорния, а затем Техас и Аризона объявят о своих исключительных правах на самостоятельность. И далее процесс может пойти очень непредсказуемо.

Эта апокалиптическая картина распада США уже сейчас прорисовывается вполне отчётливо для мыслящих людей Америки. Но подобные процессы происходят внутри всех развитых стран. Франция, Испания, Италия, Германия, Великобритания – все эти государства идут вместе с США по пути строительства либерально-демократического общества. Инородные анклавы в этих странах живут по своим законам и правилам. Они не интегрируются в общество, но бережно сохраняют свои отличия и с каждым годом всё более настойчиво и агрессивно отвоёвывают одну уступку за другой

 

Благодаря географической близости Азии и Европы, плохой демографической ситуации в Европе и часто возникающим кризисам, «ислам теперь является главным поставщиком новых европейцев», говорит видный американский публицист Марк Стайн.

Постепенно вымирают народы Западной и Южной Европы: там, опустевшие было детские сады, сегодня заполнили малыши, рожденные мусульманами.

Прибывая в период плохого положения дел в области демографии, мусульмане существенно изменяют Европу. «Ислам обладает молодостью и силой воли, а Европа – возрастом и благосостоянием». Другими словами, «до-современный ислам побеждает пост-модернистскую Европу». Значительная часть западного мира, предсказывает Стайн, «не выживет в двадцать первом веке, и многие страны этого мира исчезнут еще в наше время, включая много, если не большинство европейских стран». «Это – конец мира, каким мы его знаем».

В своей книге America Alone Марк Стайн подробно рассматривает вопрос о том, что «крупные силы, действующие в развитом мире, оставили Европу слишком слабой, чтобы сопротивляться ее беспощадной трансформации в Еврабию». Европейское «наследное население» уже на месте и «неясен лишь один вопрос – насколько кровавым будет трансфер движимого и недвижимого имущества».

 

- Из-за навязанных нам стандартов жизни, - говорит Жан-Мари Ле Пен, - французы много работают, поздно и мало рожают. Приезжие не работают совсем, имеют по 6–8 детей и живут за счет труда французов. Это необходимо прекратить. Практически все страны Европы страдают от наплыва мигрантов. Это станет особенно наглядным, если к Евросоюзу присоединится Турция. Запомните мои слова: она сразу превратится во входные ворота в Европу для нежелательного и опасного элемента со всего Востока.  

- Россия также находится под угрозой?  

- Безусловно. Все так или иначе развитые страны испытывают на себе неоколониализм. Я борюсь против завоевания моей страны и советую вам бороться за свою Россию.

 

РОССИЙСКИЕ ПЕРСПЕКТИВЫ.

 

В чём состоит главная опасность иммиргации для России, да и для любой другой страны?

Опасна не миграция сама по себе и не то, что мигрантами являются люди другой национальности или расы. Смертельно опасна ставка руководства страны на иммиграцию, поскольку это означает отказ от политики роста российского коренного населения и фактический смертный приговор России.

В России в ХХ веке произошёл слом воспроизводства коренного населения: демографический рост не только отсутствует, но он носит отрицательный характер, т.е. является не ростом, а увяданием и усыханием. Отсюда очевидна и фундаментальная ложь формулы «Мигранты спасут Россию». Ведь вымирание российского населения не прекратится, если на территории России будут приезжать и расселяться представители нероссийского населения. Более того, ставка на мигрантов по факту только усилит это прямое вымирание.

Стабилизация и даже рост численности населения за счет миграционного притока, компенсирующего естественную убыль, не отменяет самого факта депопуляции. Сама эта компенсация, считает Александр Синельников, носит лишь формальный характер, а фактически происходит замена одного населения другим. В странах, принимающих иммигрантов, происходит постепенное замещение ими вымирающего коренного населения. Согласно опубликованному в 2002 году докладу ООН, Россия находится на втором месте (после США) по числу законных и нелегальных иммигрантов, проживающих на территории страны. По оценке экспертов ООН, в России их более 13 миллионов человек – 9 % населения.

Заместитель директора Федеральной миграционной службы В. Поставнин заявил в январе 2006, что в России находится от 5 до 14 миллионов нелегальных иммигрантов. По информации главы Федеральной миграционной службы К. Ромодановского (март 2006), ежегодно в Россию на заработки приезжает 20 миллионов трудовых мигрантов, среди которых 10 миллионов трудятся нелегально.

«Мы стоим перед сложным выбором, – говорит Жанна Зайончковская, заведующая лабораторией миграции населения Института народно-хозяйственного прогнозирования РАН. – Не можем обойтись без миграции, но сейчас не можем позволить себе принимать много мигрантов, потому что к этому не готовы … Нельзя пускать в страну миллионы людей … Но такой подход снижает конкурентоспособность России. Поэтому мы обречены в будущем расширять миграционную емкость страны, то есть ее способность «переваривать» пришлое население».  И на это потребуются многие миллиарды рублей.

Ясно обозначает экономическую цену иммиграции председатель комиссии по экономической политике Московской городской думы, депутат И. М. Рукина. В интервью «Комсомольской правде» под заголовком «Сколько стран живет на деньги москвичей?» она приводит, к примеру, следующие поразительные данные: «Легальная часть азербайджанской диаспоры в Москве – около  миллиона человек. Официально эти люди зарабатывают на торговле порядка 2,5 миллиардов долларов в год. А бюджет всего государства Азербайджан – 1,4 миллиардов. При этом вся рыночная торговля, это не секрет, в руках одной диаспоры» Нельзя не принять во внимание экономический урон России, наносимый мигрантами: ежегодно они переводят и вывозят из нашей страны до 15 миллиардов долларов.

Для того чтобы удержать экономический рост и рост благосостояния населения, Россия до середины века должна принять как минимум 20 миллионов иммигрантов, говорят некоторые специалисты-демографы. Вряд ли России удастся «переварить» эти миллионы, ведь это до сих пор никому в мире ещё не удавалось. По классическим законам демографии при достижении мигрантами 10 - 12 процентов от численности титульного населения начинаются межкультурные трения и повышается дискомфорт в среде коренных жителей. А в Бутове, например, этот показатель превышен уже в три раза. Сейчас существует более 40 мусульманских общин в различных районах Москвы.

Поколение, выросшее по законам шариата, вряд ли сможет полностью адаптироваться в столице светского государства, что само по себе приводит к изоляции. А исход коренного славянского населения из подобных районов уже начался, как когда-то из резко исламизировавшихся республик Северного Кавказа.  Что нас ожидает, можно увидеть, взглянув на тот же Париж: поджог автомобилей, ограбление местных жителей, экстремистские выходки там стали обычным антикультурным фоном. Ряд европейских стран, таких как Португалия, Испания, Италия, Франция, Австрия, выступили против дальнейшего наплыва мигрантов из неевропейских стран.

По данным МВД России, количество совершенных иностранцами преступлений за последние пятнадцать лет возросло в 130 раз. В 2006 году иностранцами на территории России совершено 46 тыс. преступлений, что в четыре раза превышает количество преступлений, совершенных россиянами в отношении иностранцев.

В пятницу, 18 сентября 2009 года, в Московской области нападению гастарбайтеров подверглись двое военнослужащих, зашедшие на местный рынок. Кровавая расправа над армейскими офицерами произошла в деревне Палаево Солнечногорского района Подмосковья. По данным начатого расследования, примерно в 16:00 два офицера Вооруженных сил РФ, в свободное от службы время, подошли к торговому павильону, когда к ним подбежал неизвестный и предложил купить бензопилу. 33-летний подполковник Максим Н. и его сослуживец, 36-летний майор Дмитрий М., отказали незнакомцу, после чего разнорабочий начал предлагать им приобрести мобильный телефон. Военные снова заявили, что не намерены ничего приобретать у неизвестного человека, и сказали "коммерсанту-энтузиасту", что все его товары наверняка некачественные. После отказа торговец удалился, но, как оказалось, затаил страшную обиду. Буквально через три минуты оскорбленный гастарбайтер вернулся в сопровождении 11 своих приятелей. Разъяренная толпа приезжих, вооруженная битами, бензопилами и кусками арматуры, напала на офицеров. «Моему мужу бензопилой разрезали голову и спину, - рассказала жена пострадавшего майора. – Когда он потерял сознание, продавец ларька успела затащить его в палатку и закрыть изнутри». Пока женщина вызывала милицию, толпа молодчиков продолжала издеваться над подполковником. Помимо страшных ударов битами, ему нанесли 2 ножевых ранения в живот и сделали 15 резаных ран бензопилой. К моменту прибытия сотрудников милиции преступники успели скрыться, запрыгнув в несколько автомобилей.

Что может случиться с Россией, когда количество иммигрантов и их потомков превзойдёт по численности коренное население России? Чем будут заниматься озорные мальчишки и девчонки из семей иммигрантов и гастарбайтеров, нигде не учащиеся, заполняющие сейчас привокзальные площади российских городов, когда вырастут? В обществе, где будут самым дьявольским образом переплетены экономические, политические, культурные, религиозные, нравственные интересы самого разношёрстного населения, состоящего из представителей почти всех стран Европы и Азии достаточно «искры», чтобы пламя заполыхало по всей России. И вполне возможно, что некоторые более многочисленные и могущественные соседи будут всячески способствовать внутрироссийским конфликтам, преследуя свои собственные интересы.

Наступит ли российская «эпоха воюющих царств». Богатая природными ресурсами страна, но с постоянно и быстро уменьшающимся многонациональным населением провоцирует окружающие её страны вмешиваться в её внутренние дела с помощью своих переселенцев. Так происходит сейчас в странах европейской культуры, где выходцы из других стран начинают постепенно проявлять свои собственные интересы, вступающие в противоречащие интересам коренного населения. Так будет неминуемо происходить и в России, но гораздо масштабнее и ожесточеннее. Война в Чечне покажется лёгким недоразумением, когда коренное население России сократиться до 50 миллионов и будет состоять в основном из пенсионеров, и тогда 50 миллионов переселенцев решат, что настал их час порулить этой гигантской территорией.

Мы всегда гордились тем, что занимаем самую большую территорию в мире, но если не остановить процесс сокращения численности коренного населения России, то мы не сможем защитить наше богатство, а значит, потеряем всё в неравной битве. Не расовый состав нас волнует, а сохранность в веках народа российского. Россияне никогда не были расистами и всегда двери России были открыты для любых переселенцев. Но народ, который не может сохранить сам себя, не сможет сохранить ни свою культуру, ни свою государственность, ни свою территорию.

 

Миграция – это естественное явление в свободном мире. Если бы рождаемость коренного населения в России хотя бы компенсировала естественную убыль населения, тогда проблемы с депопуляцией не было бы, как и никого не волновал бы вопрос о миграции населения. Однако в эпоху депопуляции меняется и смысл миграции: из нейтрального и даже положительного явления она становится средством, меняющим национальный состав населения. В эпоху депопуляции миграция ускоряет процесс вымирания и исчезновения коренных народов. Если при нормальной рождаемости на миграцию можно было бы не обращать никакого внимания, то при депопуляции наличие миграции ускоряет процессы гибели страны. Большая иммиграция в депопулирующую страну – это скорый смертный приговор ей и её населению. Это смертный приговор самой стране, да и всему миру, если речь идёт о Европе.

Не беспокоиться же насчёт иммиграции можно только в одном единственном случае – когда население принимающей страны не вымирает от депопуляции. Мы нисколько не возражаем против того, чтобы в нашу страну переселялись все, кому хочется. Однако, не во времена депопуляции!

 

Коренные европейцы – «старые европейцы». Новые европейцы – эмигранты из всех стран мира и их потомки. Люди, для которых европейская история – волшебная сказка, а европейские законы – способ сделать деньги на старых европейцах, а европейская культура – развлечение для старых европейцев. Пройдёт совсем немного времени и все либеральные излишества в быту, законодательстве, культуре будут отброшены, так как власть новых европейцев будет устанавливать законы для жизни, а не для вырождения.

 

Интересно, что у иммигрантов нет той неуверенности, что отличает коренных европейцев, в том, что касается того, что есть правда,  и что ложь. Это европейцы загнали свою религию в угол, не позволяя ей вмешиваться в дела общества. А для европейских арабов, например, их религия указывает, что ношение хиджаба обязательно для всех женщин, даже, если они учатся в европейской школе. Даже для своего паспорта женщина-мусульманка должна фотографироваться в хиджабе. И нынешние европейские либерал-демократы всерьёз надеются, что когда европейцев станет меньшинство, удастся сохранить европейские культурные ценности? Какая наивность, если не сказать резче! Когда в законодательном порядке всех европейских женщин заставят носить хиджаб, никто не спросит, хотят они этого или нет. Возможно, тогда европейцы поймут, наконец, в какую пропасть занёс европейцев либерализм.

 

Необходимо сделать всё возможное, чтобы в мире оставались немцы, англичане, французы, русские… Необходимо найти средство повышения рождаемости коренных народов Европы. Чтобы никогда не наступило время, когда от этих народов останется лишь память, как о древних греках или римлянах. Глупо ожидать, что со временем турки в Германии станут немцами, а арабы во Франции французами. К сожалению, сейчас происходит постепенная ликвидация в сознании европейцев тех ментальных качеств, что делали из человека француза, немца, англичанина. Европейские народы, носители европейской культуры, сделавшие определяющий вклад в современную цивилизацию, постепенно превращаются в меньшинство В СВОИХ СОБСТВЕННЫХ СТРАНАХ. И никто не даст гарантию, что они постепенно не исчезнут полностью под напором иных культурных ценностей. Ведь современная либеральная демократия позволяет это сделать.

 

 

5. ЕВРОПЕЙСКАЯ ДОРОГА.

        

Во времена перестройки в Советском Союзе на экраны страны вышел прекрасный фильм Тенгиза Обуладзе «Покаяние». Там есть замечательные слова о том, что каждая дорога должна вести к храму. «Зачем нужна дорога, которая не ведёт к храму?» - спрашивал фильм у советского зрителя.

Тогда все народы в Советском Союзе на собственном опыте уже убедились окончательно в том, что страна идёт «не по той дороге». Путь, который народы бывшей Российской империи выбрали в 1917 году, оказался тупиковым: в СССР жилось с каждым годом всё труднее, и не было никаких надежд, что жизнь изменится к лучшему. Советское общество было разочаровано результатами семидесятилетней большевистской диктатуры и требовало перемен.

Воцарилось мнение, что стране следует «вернуться на дорогу, по которой идёт всё прогрессивное человечество». Да, мы когда-то сбились с пути, пошли по нехоженым тропам и окончательно заблудились. Нам не хватило ни опыта, ни ума, ни сил, чтобы создать жизнеспособное общество, обеспечивающее народу достойный уровень жизни, сравнимый с уровнем жизни населения развитых капиталистических стран.

В то время как Европа всё богатела и богатела, жизнь в СССР становилась всё беднее и беднее по сравнению с европейским богатством. В конце концов, этот контраст стал бить в глаза настолько ярко, что не заметить или заболтать его уже было невозможно. Тем более, что политика гласности использовалась для охаивания всего советского и восхваления всего западного. И все помыслы советских людей 80-х годов стали связываться с «возвращением в европейскую цивилизацию».

Европа снова стала для россиян образцом для подражания, как когда-то в прошлые века. «Вернуться в Европу» - это, значит, надо признать полное поражение коммунистической идеологии, признать, что «наша дорога не ведёт к храму». Надо жить по-европейски, вести себя по-европейски, думать и работать по-европейски. «Россия – часть Европы!» - этот призыв советских диссидентов и правозащитников к народу стал определяющей идеологией перестройки. Советским людям предлагалось брать во всём пример с Европы, если «мы хотим жить так же хорошо, как живут европейцы». Европа стала одновременно и образцом для подражания и учителем для «совка», как пренебрежительно, вслед за известным бардом, стали называть советского человека российские интеллигенты.

Ветер перемен снова распахнул окно в Европу, в «цивилизованный мир», и советский народ с радостной надеждой на лучшую жизнь устремился перенимать всё европейское. Советский человек бросился в Европу, искренне полагая, что он выбирается, наконец, на дорогу, которая приведёт его к храму. За десятилетия коммунистической диктатуры советские люди истосковались по материальному благополучию, по открытости и честности слова, по благоустроенному быту, и хотели побыстрее окунуться в цивилизацию, чтобы стать такими же благополучными и комфортными, уверенными в себе и красивыми, какими им представлялись европейцы со страниц глянцевых журналов.

Советский гадкий утёнок очень хотел стать европейским белым лебедем.

 

Европа сейчас – одно из самых благоустроенных мест для проживания на планете. Многолетняя либерально-демократическая политика европейских правительств привела к тому, что население Европы стало, пожалуй, самым защищенным в мире от материальных невзгод. Можно вообще не работать и жить в своё удовольствие, что европейцы и делают, особенно молодёжь. Многие европейцы, особенно новоявленные, из переселенцев, существуют на разного рода пособия и не планируют жить по-другому.

Мировые либеральные СМИ делают всё возможное, чтобы внедрить в головы людей всех стран мира мнение, что именно Европа и есть та страна обетованная, в какой должен проживать каждый уважающий себя человек. Именно Европу приводят в России в качестве примера, в качестве объекта для подражания российские демократы и либералы. Именно к европейским стандартам уровня жизни стремятся «прогрессивные» россияне в своих сладких мечтаниях, именно в Европу стремятся поехать на отдых и проживание российские олигархи,  воры и проститутки.

Да, европейский уровень жизни сейчас и много лет ещё будет недоступен большинству россиян. И у многих в России сложилось представление, что вот Европа и есть та страна счастья, где можно жить свободному человеку без проблем и с наивысшим комфортом. И если в начале ХХ века среди российской интеллигенции звучало «В Москву! В Москву!», то нынче звучит «В Европу! В Европу!». И различные «несогласные с политикой Путина» политические течения России настойчиво требуют перенимать буквально все ценности Европы в наикратчайшее время, «для нашего же блага».

«Россия хочет стать цивилизованной европейской страной?» - спрашивают в полемике  российские либералы. Значит, надо срочно менять российское законодательство в соответствие с европейскими стандартами «демократии, свободы и прав человека».

        

В ТУПИКЕ.

 

В 90-х годах прошлого века Россия вступила кое-как на европейскую дорогу. Вступила и оказалась в глубочайшем экономическом и мировоззренческом кризисе. И вот теперь мы должны признать, если хотим быть до конца честными перед самими собой, что и европейская дорога не приведёт нас к храму.

 

ЕВРОПЕЙСКАЯ ДОРОГА ВЕДЁТ ТОЛЬКО НА КЛАДБИЩЕ, КУДА ЕВРОПЕЙЦЫ УВЕРЕННО ТОПАЮТ УЖЕ ОКОЛО СТА ЛЕТ.

 

И в том, что Россия опять выбрала не ту дорогу, следует винить в первую очередь советскую власть, которая не от большого ума засекречивала всё, что можно, и что нельзя. Советскому народу просто неизвестна была та проблематика европейского вымирания, которая сокращала и население Европы, и население Советского Союза. А если б проблема депопуляции открыто была озвучена и доведена до сведения каждого советского человека, тогда бы ни у кого не возникла мысль пролагать курс в умирающую Европу. Мы бы уже 30 лет назад поняли, что не следует стремиться в депопулирующую уже сто лет Европу, что нужно искать совсем другой жизненный путь, что нельзя полагаться на «проверенные» пути, что разум человеку дан не для того, чтобы по-обезьяньи перенимать всё то, что понравилось с первого взгляда. Думать надо!

Конечно, в неправильном выборе пути виновата советская партийная элита, которая знала о европейском вымирании, о многолетнем снижении рождаемости в СССР. Партийное руководство «империи зла», вместо того, чтобы показать советскому народу мир таким, каков он есть на самом деле, благодушно бросило его в русло погибающей европейской цивилизации.

 

ЕВРОПА ВЫМИРАЕТ, ЕЁ КОРЕННОЕ НАСЕЛЕНИЕ СОКРАЩАЕТСЯ. ЗНАЧИТ, НЕ ЕВРОПЕЙСКАЯ ДОРОГА ВЕДЁТ К ХРАМУ.

 

Европейский мир принимает депопуляцию и старение коренного европейского населения с рабской покорностью, так непохожей на европейские нравы ещё недавнего прошлого. Европейцы только уныло констатируют своё исчезновение, в бессилии опустив головы. Европейское коренное население, как стадо баранов, идёт покорно на бойню истории, придумывая разные оправдания своему вымиранию. Европейцы самоуверенно прогнозируют такое же исчезновение других народов от депопуляции, полагая, что они так же рабски будут следовать  за ними в могилу по пути европейской деградации. Но может быть европейская импотенция станет для народов мира примером того, как нельзя строить свою жизнь, если конечно, народы мира не хотят сгинуть вслед европейцам?

 

Самые счастливые европейские дети живут в Нидерландах и Скандинавии, кричит европейская пропаганда. «Британская группа по борьбе с детской бедностью провела исследование, в результате которого выяснилось, что самое лучшее детство можно провести только в Нидерландах – оценки по всем критериям самые высокие, а Скандинавия может похвастать самым низким уровнем детской смертности. Дети до 19 лет из Ш